September 3rd, 2021

Ума палата

Павлик

Если честно, многих ужасно раздражает, что я помню прошлые жизни. Некоторых просто бесит этот факт. Они пенятся, вскидывают пальцами и размахивают клыками. Что за бред ты несёшь?
Меня это нисколько не трогает. Как не трогают и восторги некоторых женщин, которым так нравится слушать про мои прошлые жизни, когда я был, к примеру, проституткой на Витебском вокзале в начале двадцатого века.
Или мальчиком Павликом. Не знаю какие годы. Может, восемнадцатый, может, девятнадцатый век. Мы жили в маленькой полуподвальной комнатушке в конце Офицерской улицы, рядом с Пряжкой. Если честно, никаких названий, кроме этих двух, память о той прошлой не выдаёт. Да и что мог понимать и знать мальчик, который умер от пневмонии в восемь лет? Не читать, не считать он, конечно, не умел. Я помню несколько картинок, но лучше всего запахи. Запах дублёной кожи, навоза, сена. Запах горячих камней. А ещё звуки трескающегося под ногами льда на Пряжке. А ещё помню, как заболел. Как жутко болел живот. Именно живот, а не грудь. И прохладные руки мамы тоже помню.
А потом почему-то сразу 1985-й год. И мы с Голубевым играем в «минус пять» об стену нашего седьмого дома на Александровской ферме.
Мячик у меня был серый, кожаный. Мне мама на день рождения в Гостинке купила.