Алогизмы L (zur_zvezdochet) wrote,
Алогизмы L
zur_zvezdochet

Страшные истории Харкалы. День 1.

Здравствуй, Тумэнцэцег. Пишу тебе из далёкой страны Финляндия, по-вашему значит Чухнистан.
На часах три часа ночи. Я дико много выпил, потому в голове всё перемешалось, будто я Яблонский, а ты из Ростова. Или Облонский, а ты Ростова. Сложно сказать. Звёзды Севера раскидали нас по разным частям этого мира, ты на черепахе, я под слоном. Небесная ось трещит, а в груди что-то кипит.. Ты в Дархане, я в Харкале.
Дойдёт ли моё письмо, прочитаешь ли ты, услышишь?
Я бы очень хотел, чтобы услышала. Для тебя пишу, а не для этих, всяких. И пусть слон, под которым я валяюсь, трещит, и вот-вот лопнет, я всё равно ещё жив. И верю, что все магниты, которые отталкивали друг друга, рано или поздно слепятся в один непролазный комок, вроде солнца. Солнце же это и есть комок энергии и света.
Отдельной бандеролью посылаю тебе фотографии из нашего трудного пути. Сохрани их, не сжигай, даже если в вашем Дархане кончится весь газ.

В город Светлогорск мы приехали на машине Кира. Стояло ранее утро. Жёлтое осеннее солнце вылезло из мясистого карельского леса и сразу затуманилось белым едким дымом из местных труб.

Фото 2. На заправке у границы мы поели: гранатов, мандаринов, авокадо, дынь, маракуя и три тарелки супа харчо из микроволновки. Переоделись и построились в последний путь.
Нас было трое, как танкистов без собаки и ещё одного танкиста (допустим он заболел).
Слева-направо: Кир (он поляк), я (петербуржец), Жандос (казах).


Фото 3. Солнце палило, как у тебя в Монголии. Так, что нам пришлось закрыть лица и руки. Финское осеннее солнце особенно опасно.


Фото 4. Через 40 километров, Жандос сказал, что умрёт, если не съест копыта коня. Слава богу, у него было припасено две пары копыт. Он вытащил одно из своей походной сумки, и даже угостил меня. Едят ли в ваших краях копыта?


Фото 5. В 16 часов 17 минут и 20 секунд наступил вечер. Чёрные тучи налезли на финское небо. Кир весь сгорбился и сказал, что пора устроить кир на весь мир.


Фото 6. Мне было хорошо, Тумэнцэцег, будто я приехал к тебе в Дархан и пью кумыс. А мы с тобой валяемся на ковре и слушаем монгольского рэпера GEE. Это его пронзительное Дашрамд дуулгахад Кембрижийн их сургуулийн эрдэмтдийн хийсэн. Это всё потому, что в голове моей крутилась наша мелодия. Наш Кембрижийн их сургуулийн.


Фото 7.


Фото 8.


Фото 9. В 17 часов 9 минут мы приехали в точку переправы. Паром закрыл свои врата прямо перед нашими носами. Это было так больно, словно, ты, Тумэнцэцег, захлопнула дверь и выбрала авокадо вместо меня. Ты сказала, авокадо лучше, чем ты, Цур!


Фото 10. Паром вернулся, но твой любимый паромщик, вылез из кабинки и, напевая по-русски «То берег левый нужен им, то берег правый. Влюбленных много он Цыдып у переправы». И так посмотрел на нас из-под своих усов, будто мы с Киром влюблённые. Закрылся в своей сторожке и был таков.
Тем временем ночь сгущалась над южным Саво.
Там мы и погибли, Тумэнцэцег. Прощай. Помни меня хорошим, а не таким, как ты постоянно говорила.


Фото 11. Тайный дневник Жандоса.
29.09.2018
17.30 минут.
Нет никакой мочи терпеть всё это. Мсье медведь никак не идёт. Ночь скоро, зверьё по канавам. Мсье мсье где ты? Если вы найдёте эти записки, помните, я умер, как честный казах, не был сломлен, как котак.
Тучи над Харкалой встали. Скоро ночь. Мсье где ты? Вылезай, косолапое чмо, я тебя не боюсь, я тебя перееду! И буду таков. Чмо мохнатое!

19.22 минуты.
Не думайте, что я обкакался. Это лоси. Это они навоняли! Ей богу!
Да, когда мы ехали по страшной лесной дороге. Ночь сгустилась вокруг наших фонариков, я сразу учуял неладное. У меня нюх на этих тварей. Мы едем-едем. И тут эти твари. Три лося размером с кран. Ей богу! Три. крана. Как в порту. И вот они на своих портовых ногах скачут. И всё это в метре от нас. А может даже и 30 сантиметрах. Кир задрожал, Цур заплакал. И только один я держался храбро. Я не обкакался! Нет, нет, нет!


Фото 12. 20.18.49 секунд.
Мы прибыли в пансион. Здесь у Цура живёт двоюродный дедушка Бур. Мне срочно нужен душ. в прошлом у нас было страшное приключение. Я вам потом расскажу. А теперь в душ. срочно в баню!


Фото 13. 20.49 минут
Расположились в доме пансиона. Перед баней необходимо заглушить душевную боль. Разлили немного чешской самогонки. Дед у Цура чех, это как мех, но только через «че".


Фото 14. 21.27 по харкальскому времени
Кир не может сидеть на заде. Он говорит, что причина тому проста. И странно ухмыляется. Странный он, этот Кир. Надо с ним держать ухо в остро. Это как в «мягко», но только наоборот. Допиваем самогон деда Цура меха.


Фото 15. 22.16
Припарковали велосипед на веранде. Виранда, это как Миранда, но только не закон, и не женщина. Цур рассказывает про какую-то женщину-ангела из Дархана по имени Миранда. За Цуром тоже надо приглядывать остро. Человек он неуравновешенный, постоянно или плачет или смеётся. Шизик одним словом.


Фото 16. 22.22.
Наконец-то баня готова! У нас кончился самогон меха. Зато у нас есть ещё мой самогон. А я сразу вспоминаю свою бабу Любку. Она очень похожа на бабищу из фильма «Однажды в Америке». Цур постоянно поёт на дудке из этого фильма. Нормальный пацан. Да, нормальный.


Фото 17. 01.17
Любка, это. Прочтешь это. Сразу давай ко мне. Я тут.



Tags: вел, велокружок, письмо, путь, рожа, фотоистории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments