Алогизмы L (zur_zvezdochet) wrote,
Алогизмы L
zur_zvezdochet

Category:

Харкала - Савонлинна. В поисках Любви. день 2.

Доброе утро, моя милая неширокоглазая Тумэнцэцег. Пишу тебе с северного края. Сам я лежу на краю постели. Моя душа доведена до края. Вспоминаю твои чёрные кудряшки. Вспоминаю, как только ты раз в году смываешь с них весь бараний жир и копоть, оказываешься белой, как ангел. Как там у вас в Дархане? Холодно? Зима уж верно? У нас на Чухонском севере осень. Печальная гибельная осень, как в фильме про Лапшу, когда его дружка Доминика убивает мерзавец Багси. Вот и эта осень разворачивает утро гематомным в кровоподтёках рассветным небом.


Фото 2. Я вышел на пирс. Затонувшая лодка. Ворох жёлтых гнилых листьев, свинцовая вода. И ветер поёт в свою маленькую многоголосную флейту Пана «ту-ту-ту-туту».
Глядя на эту воду, я вспоминаю, как ты покурила монгольского зелья из большой трубки и смотрела фильм «Анжелика маркиза ангелов» 8 раз подряд в кинотеатре «Буревестник».


Фото 3. Ты, милая Тумэнцэцег, верно давно проснулась, подоила свою козу по имяни Девочка Дракон. Поела молока и бараньего жира (не знаю точно, чем вы там питаетесь в Монголии). И сейчас будешь забивать свою трубку волшебным зельем, чтобы снова посмотреть фильм про Анжелику.
А мы только проснулись. Кир сварил нам кашки без соли. Он поляк, кА ты помнишь. А поляки терпеть не могут соль. Они любят сладкую жизнь эти пшеки. Как Феллини. Жандос налил стакан самогону. Сказал, день нельзя начинать на трезвую голову, иначе можно сойти с ума. Ещё у нас осталось немного пепси, кусочек сыра и сухарики. Всё.


Фото 4. Не понимаю, Тумэнцэцег, как ты ешь этот свой бараний жир. Он же жёлтый, как эта осень. И навевает грусть. Как грустно, что нам ещё крутить педали 50 километров до Савонлинны. Мы не хотим крутить, мы хотим пить!


Фото 5. Жандос нашёл маленький веломобильчик и отказывается садиться на велосипед. Он говорит, не для того его Нурсултан Абишевич родил, чтобы его зад весь истёрся. Как ты понимаешь, Нурсултан Абишевич образно его отец и мать (отецо-мать). Он отецо-мать всего казахского народа. Как для нас с тобой Филипп Бедросович Киркоров.


Фото 6. Как только пошёл дождь, мы тронулись в путь. Как тронулся твой разум на картине «Анжелика и голый король». Я тогда очень переживал за твоё психическое здоровье. Но доктора тебя подрихтовали, прописали больше бараньего жира и ты поправилась. А вот Кир не очень то доволен жизнь. Дело в том, что колёсики его велосипеда очень тоненькие, а колёсики в его голове очень толстенькие. И потому всё это плохо конектится, говоря научным иностранным языком.


Фото 7. Кир пшыкал, но педали крутил. Жандос жевал табак, но тоже крутил. Колёса щёлкали на мелких камешках, которые разбросали стаи харкальских мальчиков с пальчиков. Понмю твою историю про одного монгольчика, который был твоим мальчиком. А размером он был с палец. Но тебе было это удобно. И вы были счастливы. А потом ты случайно его придушила во сне своей грудью. Да.. славные времена были.


Фото 8. А это моё колёсико. Красивое же? Да? Я люблю колёса. Ты сидишь, а они крутятся. Даже если это таблетки.


Фото 9. Высылаю тебе свои фотографии, Тумэнцэцег. В ответ жду твою фотографию, но только без одежды. Ты в тепло зайди, там и сфотографируйся. Я то не могу раздеться. Мне очень холодно. Дождь идёт, как слёзы из глаз Лапши, когда он всех своих друзей убил.


Фото 10. Очень-очень холодно. И страшно. Скорей бы в опиумную курильню попасть.


Фото 11. На тридцатом километре Жандос упал в пропасть.


Фото 12. А всё потому, что его накрыла настольгическая красота. Это как геморрагический шок, но только в душе. Жандос увидел берёзовую рощу, прямо, как в степи его родного Казахстана и покрылся испариной красоты (это как пот, но только в душе). Так тебе скажу, Тумэнцэцег, Жандос пережил сложные душевные переживания. Почти такие же, как у тебя в метро каждое утро.


Фото 13. Забыл рассказать про Кира. Дело в том, что несколько дней назад Киру приснилась одна женщина. Белокурая бабёнка с синими глазами. Она сказала, что её зовут Боля, и что она его судьба. С тех пор много лет он ездит по свету и ищет свою Болю. Честно говоря, мужичок совсем ку-ку. Ему в больничку давно пора.
Едем мимо скалы. А Кир такой, надо проверить, может она за скалой? Едем через речку. А Кир такой, может она в речке? И смотрит вниз с надеждой…


Фото 14. Приехали в Савонлинну. Поезд наш уходит в ровно. А следующий на следующей неделе. Мы только и успели запихать велосипеды, купить немного пива. И Кир успел проверить каждую блондинку на платформе. Заодно и седого старичка (так, на всякий случай).


Фото 15. И тут Кир говорит Жандосу: сердце моё чувствует, друг мой Жандос, близка моя Боля, скоро я обниму её в своих объятиях, и всё, и гейм овер. А я сразу вспомнил твоего мангольчика, которого ты придушила грудью. Такой был хороший мальчик, хоть и с пальчик. Водку из напёрстков пил.


Фото 16. Мы с Жандосом отсели от Кира. Слушать про его Болю мочи уж нет. Раскупорили пиво. Жандос мне стал рассказывать о талантах его отецо-мати Нурсултана Абишевича. Дескать, тот может поднять одной рукой камень в 500 кэгэ, а другой писать научную работу. А выпить он может за раз литр спирта, и ни в одном глазу. Вот так.


Фото 17. Вот тебе фото туалета в поезде, Тумэнцэцег. Всё как ты любишь. Синий стульчак и картинка с запретом топить младенцев в унитазе. Знаю, ты как многократная мать, умеешь обращаться с младенцами и против того, чтобы их топить в унитазе.


Фото 18. А потом мы приехали в Пункахарью резорт. Боженька-божок. Что случилось. Кир нашёл свою Болю. Правда, он неожиданно засмущался, покраснел, опустил голову и стал что-то бормотать о вечности, о вселенской любви и невкусном финском пиве. Пиво в Финляндии, и в самом деле, не наше, прекрасное Бакунинское или даже Волковское. Моча да и только!


Фото 19. Бабища как закричит:
- Я не Боля, я Ану Хейнанен! Знать не знаю никаких Боль!
Прямо ножом в сердце, как Лапша мерзавца Багси.
А Кир схватился за голову, да как заплачет.
Ну лже Боля и пожалела Кира. Говорит, хоть она и не Боля, но ему, Киру даст.
Я так и подпрыгнул. Ему, значит, даст, а мы с Жандосом, что без любви останемся? Допустим, Жандосу это и не надо. Он алкоголик с шести лет. А мне очень надо! Так и ты, Тумэнцэцег, со мной. Все вы женщины одинаковые!


Фото 20.Потом мы пошли в свой домик. Кир стал наряжаться для своей полюбовницы. Мы с Жандосом сели и стали завистливо пить самогон.
И тут Кир посмотрел на нас и говорит, да пошла она эта Ану, я с вами. И раз, бахнул с кряком стакан.


Фото 21. Я сходил в магазин. Купил печенья и колы. Для тебя, Тумэнцэцег. Тебе гостинец.


Фото 22. Мы это, Тумэнцэцег, случайно твой гостинец сожрали. Вместе с макаронами и консервами.


Фото 23. Перед сном мы сделали ещё макарошек, и допили самогон. Такой у нас был сложный день, наполненный поисками, любовью и красотой.


Фото 24. А Жандос сказал, что любовь нужна даже алкоголикам. Я с ним согласен.


Твой, Цур. Пункахарью, гибельная осень 2018 года.





Tags: Европа фото, вел, велокружок, письмо, путь, фотоистории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments