Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Ума палата

Не закройте окно

Знаю, вы очень заняты на своей работе. Вам надо пить кофе, проверять соц сети, смотреть курс тенге.
Но отвлекитесь на несколько минут. Прочитайте поучительный рассказ нашего ныне звёздного писателя, царя литературы во дворца.

Не закройте окно

Парвин Гейдаров
Не закройте окно
Окно. 19 век. Жаркий летний день. Один из стран востока. Местный хан отдыхает со своей семьёй летнем резиденции. Резиденция 2 этажное. 2 этаже один из окон видно улица. Первом этаже не видно потому что высокая стена во дворе. Втором этаже все окно смотрит во внутр двор. Принц всегда любил смотреть на улицу, там продал 12 летний парень воду, принцу тоже была 12 лет. Принц смотрел на него, он рисовал его картинку. Там он рисовал парня который продаёт воду. И ещё рисовал себе с ним они обнимались как братья. Показал ему через окно. Первый раз парень с улицу чувствовал что его тоже считают человеком, ему была приятно. Нянька принца была француженкой увидел что принц смотрит на улицу, она об этом рассказала хану. Хан ему запретил смотреть через окно. Хан приказал закрыт окно с кирпичами. Парень снова пришёл и там видел что нет окно. Его закрыли он хотел прыгать через забор. Его смогли задержать и били и бросили улицу, он очнулся через день, унижение оставил травму на его психике. Хотел доказать себе. Он не смог получить хорошую образование но он смог добиться своего с храбростью. Он служил в армии хана. Один из полководцев хотели убит . Он спасал своего командира. Командир взял его на свою охрану, он охранял его семью тоже. Он скоро женился на дочке этого полководца. Так он смог зайти на элиту. Когда ему была 42 он совершал военный переворот и сверг хана. Хан тот принц который 30 лет назад рисовал его картинку. Тот парень со своими солдатами зашли во внутр дворца хана ( он детстве продал воду рядом с летним дворцом, а этот дворец был основном дворцом. Поэтому он не смог знать, что этот Хан маленький принц. И он зашёл дворец убил хана. Все солдаты кричали до здравствует новый Хан. Во время обыски они нашли 2 картинки среди личных вещей хана. Солдаты показали это новому хану. Эти картинки были которые принц рисовал 30 лет назад. Он смотрел и понял что он со своими руками убил своего друга который он так любил, но не смог с ним общаться. Новый хан приказал не закрыт окон во дворце. Спросили почему? Он ответил закрытие окно убили этого хана.
Ума палата

Виртуашки

Сижу в метро. Громко, в наушниках слушаю Талькова. Песню про воздушные замки. Певец низко хрипит в припеве «Воздушные замки, самолёты не летают» голосом старого педофила, который уговаривает не лететь маленького мальчика в Саранск на съезд животноводов, потому что самолёты не летают, а лучше пойти к нему, на улицу Бармалеева. Очень приятный голос.
Сижу, разглядываю людей. Пытаюсь понять, есть ли среди них хоть один настоящий, или всё это стандартная виртуальная прога. Ушастый хачик с часовой бородой копошится толстыми мозолистыми пальцами в кнопочном телефоне. Молодая девка с круглыми выпученными глазами. Закинула ногу на ногу, закрыла лупки, слушает музыку (возможно, тоже Талькова). Пожилая утомлённая бабёнка лет сорока с чёрно маковкой на голове. Водит медленно по экрану своего смартфона. Молодой пиздюк в сером узком пальто, подвёрнутых джинсах и бейсболке с надписью «501».
Баба в шерстяном платье и джинсовой куртке, что не застёгивается из-за огромных сисек…
Батя учил, проверять, виртуашка это или реальный человек надо так: подходишь к этой проге и тыкаешь его пальцем в ебало. Если палец проваливается, а чел, моргая исчезает – всё ясно.
Я подумал, если из всей этой доброй толпы и найдётся реальный человек, то не больше одного. Встал. И пошёл всех тыкать всех в рожу.
И что вы думаете?! Ни один! Ни одной виртуашки! Все живые!
Наебал меня батя. Пидор.
Ума палата

Велосипедистки

Еду себе счастливо по Приморскому шоссе. Осень, ветер, небо, как живот мёртвой беременной… кошки! Та, которая породы Сфинкс. Открыла свой единственный глаз – мутное солнце за бельмом облаков. Глядит в счастливое прошлое.
Я кручу педали. Я доволен собой. В наушниках песня про женщину, которая признаётся матери, что любит ни панка, ни хиппи, ни хеви-металлиста, не буддиста, ни токсика, ни курца. А любит она любера. Я подпеваю в полный голос. Я держу стабильные 34 километра в час.
Сфинкс по имяни Муся обдувает своим мёртвым дыханием. Я кричу «он отделает любого теоретика кунг-фу!» Как мимо меня, изображая лица каменных сфинксов, проходит колонна велосипедисток на разделках. Я держу 36! Они обходят легко, не обращая внимания на мои рыпанья. Разгоняюсь до сорока. Понимаю, что долго так не протяну. Дыхание сбивается. Они идут быстрее! Упёрлись локтями в свои разделочные подставки, виляют бёдрами. Так и ушли за длинный поворот.
Зато, подумал я, я смогу выпить больше чем они! Но тут же вспомнил одну спортсменку по имяни Настя Пырьева. И что она со мной сделала. Вам эту историю лучше не знать…
Ума палата

В Софийском соборе

Зашёл в Софийский собор в Новгородском кремле. Всё красиво, эпично, мощно. Тысячелетние камни и мумии в коротеньких гробиках.
Попал я ровнёхонько на шести часовую службу. Молодой поп встал на ковёр перед старой-старой иконой и запел молодым голосом. Люди в соборе замерли, сгорбились и даже, кажется, скукожились.
Хромая бабка в безрукавном тулупе ловко подцепила тазик и пошла собирать денежку. К одному подходит, к другому. Настала моя очередь. Я весело покачал головой в стороны.
- Почему? – спросила бабка и прищурилась.
- Вам не понравится мой ответ, - сказал я тихо и с некоторым сожалением.
- Чаво это?! Говори!
- Как скажете, - вздохнул я и развёл руками. – Я антиклерикал.
- Атеист чтоль?
- Нет, что вы. Как можно? – и я состроил обиженную рожу. Во всяком случае стремился к этому.
- А чаво тогда?
- Видите Христоса? – спросил я и указал на центральную фигуру софийского иконостаса.
- Вижу, - кивнула бабка.
- Видите его бороду?
Бабка снова кивнула.
- Так вот, бог это борода. А всё что над ней, под и вокруг – побочный эффект.
- Чаво? – бабка сморщилась всем сухофруктным лицом и перекрестилась.
- Антиклерикализм, - сказал я и развёл руками.

Ума палата

Дом в котором 2

Чтобы добить последние разгадки, я всю неделю перечитывал ключевые главы «Дома в котором» Петросян.
И добил. Такого квеста я не припомню ни в одной книге. Я слышал, Петросян жалуется на пресс-конференциях, что мало кто понимает финал. А кто в этом виноват? Сама всех запутала, и похуже чем наушники в кармане.
Но разгадывать «Дом» и в самом деле оказалось крайне увлекательно. Причём это невозможно сделать при первом прочтении романа. А некоторым и нескольких раз не хватает.
Collapse )
алкаш

Тайна 41-го Дожа

Меня разбудила Катька. Она трясла меня за плечо и ныла «Максим, Максим, вставай». Я вспомнил Лёху Гладея, который в ту злополучную ночь был дежурным по роте. Сбежал его дневальный. Пол ночи он рыскал по части в поисках беглого солдата. Под утро решил будить меня.
«Максим, проснись, Тимофеев сбежал!»
«Под кроватью посмотрите», ответил я, даже не открывая глаз.
«Смотрели, нет его там!»
«В туалете тогда»
«Все туалеты проверили!»
«На плацу»
«Проверяли»
Тогда мне пришлось открыть глаза… Всё таки я был командиром отделения Тимофеева.
- Уйди от меня Лёша, - сказал я Катьке и отвернулся на другой бок.
Катька разозлилась. Завизжала на всю островную Венецию. А мне хотелось досмотреть сон про генных мутантов – помесь тараканов, крыс и пауков. Они ползли ото всюду, а Катьке (во сне) всё хотелось какого-нибудь таракано-крысо-паука погладить за шарообразную, волосатую спинку. Я ей всё твердил «не трогай, укусит». Мне хотелось досмотреть сон, укусил ли мутант Катьку или нет?

В десять утра мы стояли перед зелёной водой канала на улице Маркизы. Гондольер, в проходящей мимо лодке размахивал ногами и кричал по русски песню про «яблочко». Это ужасно смутило Катьку, как и всякая русская, она не любит русских заграницей.
Цель нашего утреннего похода являлась поиск свежей корреспонденции. Даже на чужбине, я должен быть в курсе все российских событий.

Collapse )
безумный профессор

В публичном доме в Монголии

Монголия мне стала родной. Толи потому, что здешние люди ко мне так благосклонны, толи - напоминает мне летний Минск из моего детства. Широкие улицы, строгие сталинские дома. Помпезные гос учреждения и кинотеатры. Трогательная провинциальность, не смотря на столичный статус.
Приятная прохлада. Извечные плюс 14 и дождь через день. Я люблю дождь. Я люблю, когда он мельтешит на серых, ртутных лужах. Потом вылезает солнце и начинает сверкать в мокрых витринах.. а ещё мне нравится читать вывески. Монголы используют кириллицу. Как это правильно! «Шувуу», «мах идээ» (что означает мясо), или «жүжгийн хүрээлэн» (что, по словам Шмалика, означает драматический театр). Но больше всего мне понравилось как по-монгольски звучит кинотеатр. А звучит так – «кинотеатр»!
- До советских большевиков кинотеатров в Монголии не было, - предположил Шмалик. Я склонен ему верить.
Однако, вечером мы пошли вовсе не в кинотеатр, который красовался престарелым лицом известного актёра Круза и анонсом фильма «Даалгавар боломжгуй 4». Шмалик повёл меня в монгольский публичный дом…

Collapse )
безумный профессор

Интервью с В. И. Матвиенко

Из новостей СПБ.

В субботу, 2 июля 2011 года на Невском проспекте пройдёт торжественный марш, посвящённый уходу губернатора Санкт Петербурга Валентины Ивановны Матвиенко со своего поста.

На Дворцовой, Московской, а так же площади Искусств, и других местах города состоятся праздничные мероприятия. Миллионы петербуржцев планируют выйти на улицы города, что бы выразить свою радость и восторг в связи с данным событием.

Наш спец. корр. вышел на связь с пока ещё действующем губернатором, который благосклонно согласился дать интервью.

 

Collapse )
Ума палата

Высота

Ночь – король фонарей шагает с крыш, шепнув замками дверей…

Озеро Мичиган, август 2006

В детстве я упал с крыши головою вниз. Впоследствии, мой черепной ящичек можно было использовать, как тарелку, или подставку для бокалов. Ну, кому как удобно. А всё потому, что я любил смотреть с крыш. Бродит прохладный ночной ветер, как пьяный призрак, гремит жестяными лоскутами крыш, будто ищет заначенную бутылку. И вечные огни города. Без звёзд. Звёзд не бывает в больших городах. Звёзды блёкнут под залихватскими фонарями, прожекторами и неонами. Есть что-то в неоновом свете загадочное, даже потустороннее. Мерцает себе над калиткой рая, или ада, или что там есть, когда падаешь с крыши навсегда. А люди внизу семенят в разные стороны со своими друзьями – тенями.

Сидя в интернете ни черта этого не увидеть, разглядывая даже мильён фотографий.

 

На крышу самого высокого домика в Америке нас не пустили. Не знаю, кого туда и пускают, разве что Путина, да Аль Пачино. Только, думаю, ни тому ни другому эта крыша не сдалась. У них своих высот полно, или низин…

Поступили мы по-русски. На 95 этаже этого домика есть ресторан. Туда, дескать, набить бигамагами пустые российские животы мы и полезли. В скоростных лифтах закладывает уши. Тепленко заныл, что хочет домой.

В ресторан нас не пустили. Я был в футболке и без смокинга, Тепленко в смокинге, но и в ковбойской шляпе. Тогда мы прошмыгнули в сортир. Сортиры в Чикагских небоскрёбах это чёрти знает что. Боже, я хочу быть похороненным в этом сортире, как чайка по имени Джонатан Ливингстон в облаках. 

Collapse )
Ума палата

Магнит-сити

Сегодня мне снился Нью-Йорк. Злые кошки в огромной квартире на Манхеттене, которые не реагировали на удары сапогом в череп. Рычали и снова атаковали. Бруклинский мост, тонущий в фиолетовом вечере, как врата чистилища. Всё сикось- накось, и всё идеально ровно. Игрушечные пригородные домики и вылизанные лужайки.

Нет, Нью-Йорк не впечатлили меня, как Париж, или даже Сан-Франциско. Но этот город, как магнит. Он тянет в свою тёплую, сточную воду залива. Он поёт, пердит и дышит, как хроник. Но тянет к себе. Необъяснимо тянет. Америка не Америка – плевать! Нью-Йорк это Нью-Йорк!



Collapse )