Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Ума палата

В книжном магазине

Это случилось со мной времена, когда пиво продавали детям и книжки можно было читать только бумажные (или же с компьютера, но тот в карман не засунешь).
Я шëл по Невскому в сторону Адмиралтейства.
И тут мне взбрело в голову, посидеть, почитать что-нибудь у фонтана. А у меня ничего не было, только пивная этикетка (на бутылке).
Я зашëл в новенький книжный магазин на углу Большой Морской.
- У вас Туве Янссон есть? – спрашиваю.
- У нас ЕГО нет, - отвечает юная продавщица, пощëлкав клавишами компьютера.
- Курт Воннегут, тогда, - говорю.
- Его тоже нет.
Я заглядываю продавшице через плечо, в монитор компьютера.
Она вбила «Вонегурт».
- Яснопонятно, - говорю.
И пошëл к фонтану без книжки, глазеть на петербургских бабëночек.
Ума палата

Решение проблем с долгами

Третьего дня я прогуливался по улице Железноводской. В голове бурлили тягостные мысли про долги, кредиты и ипотеки.
А ещё позвонила женщина по имяни Надежда и потребовала денег на аборт.
Маленький мальчик с огромной лысой головой подрезал меня на скейте, и ещё выкрикнул ругательные слова.
Из магазина «24 часа» вышла толстая, слоистая, как старая капуста бабка. В вытянутой руке она держала пачку соли. И так посмотрела на меня, будто я огурчик, который надо засолить.
Пройдя ещё несколько десятков метров, прямо на фасаде дома я заметил объявление: «Решение проблем с долгами. Компания Альфа регион», телефон и подпись «Николай Николаевич».
Пошёл дождь. И я решил позвонить. Терять мне было нечего.
После недолгих гудков ответил приятный женский голос:
- Альфа регион. Слушаю.
- Будьте добры Николая Николаевича, - сказал я.
- Это я Николай Николаевич, - сказала женщина.
- Я по объявлению, - говорю, - на доме висело, про долги.
- Что ж, - сказала Николай Николаевич, - Ваша фамилия имя отчество? А также номер ИНН.
Я всё назвал.
- Ожидаем Вас завтра в тринадцать часов по адресу: улица Железноводская, дом девятнадцать. С собой иметь паспорт. Сегодня до двадцати ноль ноль Вам необходимо прислать заявку с описанием долгов на электронный адрес «алфа регион собачка яндекс ру».
- До свидания, – сказал я.
- До свидания, - сказал Николай Николаевич женским голосом.
Вечером я расписал заявку со всеми долгами и даже не забыл Надькин аборт и тепленковские три тысячи, когда мы зимой ходили в салон с проститутками на проспекте Большевиков. И он за меня платил.
В половину первого я был на месте. В узком коридоре, перед белой дверью с надписью «Альфа регион» уже собралась очередь: мужички средних лет вроде меня, студентки ссыкухи, бабака в трёх плащах с головой прямо из туловища, два белых, как бумага деда. Все что-то разглядывали в своих смартфонах.
Настала моя очередь. Я вошёл. В кабинете только стол, компьютер и маленькое окно. За столом красивая женщина с чёрными вьющимися волосами. На столе табличка «Николай Николаевич».
- Здравствуйте, - сказала Николай Николаевич, - пожалуйста Ваш паспорт.
Я вытащил паспорт и положил на стол.
Женщина сверила мою фамилию. Что-то включила на компьютере, пробежалась глазами и проговорила:
- Так, ипотека, кредит за холодильник, за пиво Домбе, аборт Надьке, квартплата, проститутки Тепленко, за зенитовский абонимент, алименты, так так так… Понятно. Итого два миллиона девяносто три тысячи.
Женщина нажала на клавиши. Из принтера вылезла бумажка.
Наклонилась к тумбочке под столом. Вытащила деньги. Отсчитала.
- Распишитесь о получении.
Я расписался.
- Это всё? – спрашиваю я. – Я больше ничего не должен?
- Нет, - сказала Николай Николаевич.
- Совсем ничего и никогда?
- Нет, - утомлённо ответила она. Видимо, вопрос был нередким. – Мы помогаем, а не растлеваем.
Потом я пошёл домой. Шёл и думал: вот Надька то будет рада!
Ума палата

разговоры с голой женщиной

Лежал вчера с Любкой (пока жена с кем-то во Флоренции) в одной постели. Вяло, одним глазом посматривал в телевизор. Витя Тихонов младший шустрил с клюшкой. Рижское Динамо грызли лёд. Диктор пел по-латышски.

Любка задрала передо мной ногу, что бы я заметил, что она без трусов и заинтересовался. А я совсем не интересовался. Одним глазом я следил за Витей Тихоновым младшим.

- Какой ты тростник! – воскликнула Любка.

- Ты хотела сказать «бревно»? – промямлил я. Мне и рот было лень открывать.

- Нет, тростник! Растёшь тут бесполезно…

- Я уже вырос, - говорю, и смотрю на ногти руки, которые давно пора постричь, или хотя бы обгрызть.

- Ну и не надо! – разозлилась Любка и уткнулась в свой карманный компьютер.

Я уже успел и забыть про Любовь, пока та не дала о себе знать громкими смешками и похрюкиванием. Повернул глаз в её сторону.

Люба зашла в мой жж (очевидно в поисках романтичных историй о себе), но нашла там лишь ссылку на романы начинающего (большого) писателя Анны Полиновской, и мои восхищения её великолепным слогом 8-летнего ребёнка.

На протяжении часа Любка зачитывала мне произведения Анны вслух.

- Я больше не могу, - говорила Любка, - у меня бицепсы лица болят.

- На лице нет бецепс, - говорю.

- Ты зануда, - ответила Любка стандартной женской фразой.

Потом Люба отправилась на мою прозарушную страницу и сказала, что я не так смешно пишу, и вообще, я пишу не смешно.

Я печально ответил, что да, она права, я не умею так прекрасно, как Анна: «Длинные волосы были уложены в шишечку, украшенную серебряными капельками. Симона была похожа на хранительницу волшебного ночного тумана», или «Кафе «Белочка» находилось недалеко. Уютное заведение с приятной музыкой (без слов, «музыка природы» и др.)».

- Не умеешь, не умеешь, - кивнула Люба, - зато какая у тебя миленькая рожица на главной странице.

Я посмотрел на Любу. Она лежала на кровати, не укрывшись, всё так же без трусов. Злиться на такую женщину невозможно.

- Да, - ответил я, - миленькая.

- Не то, что сейчас, - добавила Люба.

И с этим я был вынужден согласиться.

- Что поделаешь, этой фотографии лет десять.

- А почему ты не сменишь её?

- Сменил бы, тогда, как с тобой познакомился?

На это Люба не нашла ответа. Отбросила свой карманный компьютер в сторону и полезла на меня.

а вот и сама фотография:

Collapse )