Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Ума палата

Колька Белоусов покоряет время

Колька проснулся ранним утром, когда жёлтые лучики солнца прошмыгнули сквозь подмороженное, узорчатое стекло иллюминатора.
Открыл глаза, улыбнулся солнцу, потом зажмурился, сладко потянулся и подумал о том, как хорошо, что он просыпается и не теряет времени на сон.
Время – странная субстанция, песок, что утекает сквозь ладони. Его много, но нам не остаётся даже мелких песчинок.
Отец Кольки – дядя Паша всегда учил: Береги время, оно единственное, что у нас есть, и чего у нас нет.
Погиб он в третью освободительную под Порховом, когда весь псковский уезд охватила эпидемия эко-гонореи. Дядя Паша был человеком умным, образованным, но невоздержанным в любви.
Колька оделся, снял с зарядки пистолет, положил его в кобуру, поправил мундир перед узкой полоской зеркала на шкафчике и пошёл на палубу.
Их линкор «Святой Захар» парил в ста метрах над землёй. Внизу открывался изумительный вид на карельскую степь. Серебристая, окоченевшая от морозной ночи, земля на глазах таяла, темнела, словно бокал наполнялся вином…
Колька глубоко вздохнул.
С такой высота стада верблюдов казались слепыми муравьишками, которые тычутся в разные стороны. И только пастушьи дроны удерживают их внутри определённой зоны.
- Как славно, - услышал Колька голос позади себя.
Это был доктор Горбачёв. Он смотрел на Кольку добрыми глазами из-под толстых старинных очков.
- Доброе утро, Владимир Ильич, - ответил Колька и улыбнулся. – Как вам спалось?
Горбачёв хитро прищурился.
- А я и не спал, Коленька.
Колька внимательно слушал.
- … Кажется, у меня получилось. Великое изобретение откроется человечеству…
- Делореан? – воскликнул Колька и чуть не подпрыгнул на месте.
- Он, - кивнул Владимир Ильич. – Но пока это тайна. Ты должен помнить.
- Конечно-конечно! – слова душили Кольку. Он не мог поверить.
- Ступай за мной, - сказал Горбачёв.
И друзья отправились на среднюю палубу: секретную научную зону «Святого Захара».
Колька ещё ни разу не видел Делореан подключенным. Посреди низкого, оббитого листами нержавеющей стали, помещения стоял бесколёсный кузов старинного американского автомобиля с дверями, которые открываются вверх.
Автомобиль блестел, натёртый воском, а внутри светился разноцветными огоньками. Рядом стояла наполненная водой ванна.
- А зачем ванна? – спросил Колька.
- Для релаксу, Коленька, - улыбнулся Владимир Ильич, - для релаксу.
- Можно? – спросил Колька, кивнув на Делореан.
- Пожалуйста, - ответил Горбачёв.
Колька уселся в удобное водительское кресло и закрыл дверь. Она мягко опустилась в паз.
Владимир Ильич сел рядом.
- А зачем эти огоньки? – спросил Колька.
- Нравится? – Владимир Ильич расплылся в улыбке.
Колька кивнул.
- Это всё для красоты. Главное вот здесь. – Горбачёв показал на коробочку у ручки трансмиссии. – Остальное антураж.
- Изумительный антураж, - протянул Колька.
Владимир Ильич кивнул.
- А у тебя есть мечта? Куда бы ты, Коленька, хотел попасть больше всего на свете?
Колька не сразу ответил. Улыбка слетела с его лица. Весь он потемнел, как утренняя земля.
- Есть, Владимир Ильич. Хочу вернуться в прошлое и кончить Сталина, этого гнилого маньяка уёбка.
Колька затрясся.
- Голыми руками задушить, гниду!
- Полноте, молодой человек, полноте. – Горбачёв положил руку на плечо юного друга.
Наклонился к приборной панели и выставил дату «11.09.1913».
- Николай, я отправлю тебя в Туруханск, - сказал доктор Горбачёв серьёзным голосом. – Там ты и умертвишь эту усатую мразь.
Колька сладостно вздохнул.
Ума палата

Страх

Приснилось два страшных сна.
Первый, где я моряк подводник в третью мировую. Наше судно подорвалось на корейской мине. И ледяная вода Балтики сковывает мои лёгкие.
Второй, как я пошёл в кино в Хельсинках. А финские охранники ВСЕГДА проверяют сумки перед входом в зал и забирают ВСЁ твоё пиво!