Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Ума палата

В Обнинск

Здравствуй, Коля. Я еду в Обнинск. Натурально. Это в Калужской области. Ты думал, что дальше улицы Белы Куна жизни нет, но нет. Есть!
На дворе 8 утра. Я иду по Ленинградскому вокзалу. Тут москвичи. Ты был прав, они все серые, в серых одеждах и с крашенными волосами. Бродят стадами, как вши по твоей браде.
Ты законно спросишь, зачем я еду в Обнинск? И законно скажешь, что нет такого города, я всë придумал. Но нет, всë белая правда, как белки Светки.
Мне написала Настя, Настька, Настюша. Женщина полная всяческих добродетелей, и прежде всего денег! У неë три мешка денег, она дочь Калужского олигарха, или мать, неважно. Главное, Настюша позвала меня к себе. Мы познакомились на Баду. Вот так! Но ты не завидуй, я вернусь, тебе тоже немного денег отсыплю. Трëх мешков на всех хватит.
Поезд до Москвы ехал всю ночь. И всю ночь я разговаривал с доцентом философии. Мы обсуждали дуализм сознания, актуальный вопрос: что первично, сознание или химические процессы в мозге. Зовут еë Анжела. Как твою первую женщину. Очень красивая (не как твоя).
А потом я пошëл в туалет и там познакомился с Наташей. У не была огромная грудь, как у женщин с твоих плакатов. Да, дорога полна приключений. Но мне надо в Обнинск, к Настюше.
Дружба дружбой, а денежки врозь.
Ну, не болей. Скоро ещё напишу.
Война

Ужасы тоннеля Канонеркского острова. Велогид Петербурга, ч.6

Кто-то скажет: нас утомил твой велогид. Скорей бы уж ты разбился там на своих невских кривых дорожках. Но я отвечу - нет, не всё так просто!
В этом страшном выпуске вы узнаете, куда ведёт страшный канонерский канал. И как через него пересечь границу сингулярности.
Итак. Велогид Петербурга. Ч.666 Ужасы Канонеркского тоннеля и горизонт событий.

Ума палата

Игорные дела

Кто больше Зура-зэ любит ботов и спамеров? Никто. Никто их не любит. А я уважаю и ценю их электронный труд.
Намедни мне пишет некая женщина Анастасия 2005 года рождения (декабрьская).
Анастасия: Привет, Максим.
Зур-з.: Здравствуйте, женщина. - (пишу уважительно).
Анастасия: Извините, я вас не отвлекаю? – (тоже интеллигенция, как и я).
Зур-з.: Нет, сударыня. Меня невозможно отвлечь. Я как Цезарь, как Сталин, как Есенин, как Англетер!
Анастасия: Максим когда-нибудь поднимали в игорных домах?
Зур-з.: Конечно. Не только поднимал. Но и проигрывал: обе квартиры, машину и загородный дом. Однажды, жену заложил и даже любовницу. У меня нет обоих мезинцев. Я познал кровь победы…
Анастасия: Попытайтесь поиграть в клубе к котором я играю. Ранее играла в других клубах и отыгрываться и т.д. и т.п… (дальше долго и скучно).
Вообщем рекомендую сыграть здесь
Зур-з.: Мне крайне лестна ваша рекомендация. Ведь, рулетка, покер, электронные "крэйзи фрутс" всё моё, всё родное.
Анастасия: http://ссылка
Максим: Но беда. Мне уже некого поставить. Всё уже отняли. Разрешите, я поставлю вас? Судя по фото, за вас дадут не меньше восьми тысяч рублей. Но всё это мы провернём не раньше вашего восемнадцатилетия. Оки-токи?
Женщина ничего не ответила (пока). Но мне кажется, я понравился ей своим молодёжным «оки-токи». Я как молодёжь. Верно?
Ума палата

Обитатели ленинградских помоек

pingvin
 

Такого обитателя я встретил на помойке во дворе улицы Шелгунова. Он смотрел на меня – бомжик Лоло, я смотрел на него.

Иногда мне кажется, я такой же – детский старичок с потрёпанной шкукрой, возведённый самим собой на смешной, деревянный пьедестал, выставленный добрыми руками на помойку. Мы, дорогой бомжик Лоло, вместе с тобой на помойке. И, когда пойдёт дождь, мы оба размокнем, сгниём и разложимся на атомы, которые когда-нибудь выстроятся во что-нибудь более полезное, нежели мы, Лоло.

А сейчас светит солнце. Сейчас всё ещё сияет иллюзия, кажется, что поживём. 

Ума палата

(no subject)

Алкоголь расщепляет кровь на атомы. Выборг расщепляет пространство на парсеки. Хотел посмотреть по телеку футбол, а там гномик рассказывает, что наступило светлое будущее. Здравствуй будущее, я твой дохлик.
Ума палата

Одиночество

Семёнов выплюнул горсть песка. Попытался отхаркаться, но слюны больше не было. Песочные остатки хрустели на зубах. Во рту жгло. На затылок, словно положили раскалённый камень. Он закинул голову и посмотрел вверх. Бледно голубая пелена растворялась в ярком, невыносимом свете солнца, разъедающего небо своей кислотой.
Идти больше некуда. Голос, который его тащил всё это время, иссяк. Пропал за шумами пустыни. Семёнов остался совсем один.
Один, один, один. Пустыня шипела и смахивала пыль с барханов. Семёнов перестал сопротивляться.
В кармане запищал факс. В сердце ёкнуло. Надежда, или хотя бы тень её кольнула в груди. Он судорожно выдернул ленту и прочитал. Это было сообщение от женщины. Он думал от одной, но было от другой. Писала, что он нужен ей, что вчера она ходила в кино на американскую мелодраму и два часа проплакала. Писала, что у неё месячные, однако, она продолжает мастурбировать. Вся в крови и слезах, дура проклятая. Семёнов бросил ленту на песок и наступил ногой.
Надежды нет, и даже тени. И даже если бы это написала другая, та… Это не имело бы значения. Это всё одно. Химический выбор.
Ветер усилился, рванул, окатил Семёнова вихрем песка. Он зажмурился и упал на колени. Песок забил собой всё. Кажется, взрежь он себе вены, не кровь, а песок посыпался бы из жил.
Ещё два часа назад он думал, если удастся вырваться отсюда, всё измениться. Но песок не снаружи. Песок внутри. Бесконечно старые камни мизерных размеров. Вафельное сердце сжимается с хрустом. Каменные глаза отточены временем.
Всё будет так же, и на городской улице, где дождь и осень, трава и звонкие детские голоса. Он будет идти, а за ним следы грязного песка. Струйка вечности.
Ума палата

Письмо желаний

Вчера днём мне пришло электронное письмо. Дрожащий, женский почерк, с лёгким ароматом духов, запахом летнего бриза, лайма и мяты. Благо у меня обычный для этого времени года, насморк. Я не смутился.

Начиналось так «Мой милый, дорогой Максим…». Подробно цитировать не буду, неловко. Дама описывала собственные воспоминания обо мне, о том, что давно скучала, но вот нашла меня в сети, и «жутко, просто неимоверно» желает встретиться». Она представилась Юлей, моей однокурсницей, с которой мы учились всего один год. Я даже не помнил, как она выглядит. И врятли узнал бы на улице.

И девушка, словно угадывая мои мысли наперёд, вложила в письмо фотографию…

Я испугался. Я задрожал. Я не поверил глазам. Да, я узнал Юлю. Точнее узнал черты моей далёкой однокурсницы в… неописуемой красоты девушке. Фотография сделана явно в модельном агентстве. Да и сама Юля, уверен, модель. С такой, у меня никогда не хватило бы духу, подойти познакомиться.

Я снова, судорожно перечитал письмо. В конце она умоляла о встрече, писала «мне ничего не надо, только увидеть тебя, и может…» Оборвала троеточием, по-женски растянутым на десять точек. И подписала телефон.

Звонить я постеснялся. Скинул лишь смс-сообщение о времени и месте встречи. Юля ответила моментально «Жду» и десять восклицательных знаков.

Переволновавшись, замечтавшись, с дрожащими пальцами и взглядом, я поехал в метро. С опаской поглядывал на собственное отражение в тёмном стекле.

На «Владимирскую» я приехал вовремя. Даже не опоздал.

И что же меня ожидало?

Collapse )