Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Ума палата

Белое

На улице мороз. Слышно, как трещит на стёклах. Закрутил свои злые узоры. Надо бы встать, печь разыграть. Да сил нет. И дров совсем немного. Надо беречь. А для чего?
Помню, в детстве, будто вчера, мы выкатывались из дома на эту белую волю, падали в снег, ныряли. Бежали к реке. И скатывались с горы, будто птицы летят. А потом разгорячённые, когда хочется пить, грызли ледяные комки. Хрустят на зубах, сводят зубы. А мы смеёмся. Мне кажется, всегда смеёмся.
Нужно встать, разыграть печку. Очень холодно. Вот и дымок изо рта.
Тёплые руки мамы. Отчего мои руки не те? Сморщенные, страшные, как обглоданные палки с узелками жил.
Вытащила руку из-под тулупа, холодно. Холодно.
Как странно. Раньше я глядела, как на белое, а теперь… как на белый. А ведь прошло совсем чуточку. Всего лишь жизнь.
Надо подыматься, разыграть печку. Но не хочется. И так хорошо. Хорошо. Хорошо.
Ума палата

Хрущёбная весна

Всякий раз, слушая «Гайдном буду» я возмущаюсь строчке «Старые кирпичные хрущёвские дома». И это пишет человек, который родился в городе (Дзержинске), где центральная площадь – пантеон серых хрущёвских панелек.
Я вырос в Хрущёбах. Рядом с фабрикой домов, которая и клепала эти облитые сверху гудроном, как перевёрнутые эскимо, домики. Все мои друзья-подруги жили в них и напевали свой блюз.
Сегодня я снова ночевал в хрущёбе. И странные чувства полосовали мою память и сны. Будто я умею играть на фортепиано и знаю наизусть всего Эрика Сати и Дебюсси. И будто я не приросшая к язвенной коже хрущёвки алкоголичная змейка, а гениальный музыкант.
И вот, утром на остановке я встретил своего брата. Я не видел его с девяносто пятого года. Да, он не настоящий мой брат, не Мишган. Кажется, его зовут Дима. «Сын жены твоего отца, но тебе не брат» (кажется, так поётся у Шахрина). Инвалид с вывихнутым умом. Сидит на остановке грязный старик. В руках сумка с давленными жестяными банками. Рот открыт. Мутные глаза внутри тёмных колодцев. Весна обдрипанным голубем с подломленной лапой скачет у его замызганных штиблет. Дима смотрит сквозь меня, будто я призрак несуществующего прошлого.
Из-за крыши соседней хрущёвки вылезает жёлтое солнце, облепленное пятнами гудрона. Одноногий голубь ускакал к сердобольный старухе, что стала крошить мякиш для инвалидов детства. По ртутной Неве ползут серые островки льдин с Ладоги. По их изломленным хребтам скачут чёрные кляксы ворон. Здесь начало. Здесь они пока живы. А к Васильевскому растворятся в этой химии с концами.
Я щурюсь, задирая голову, улыбаюсь, становясь похожим на Диму.
- Вот и весна пришла, - говорю я ему, - наша хрущёбная весна.
Но он меня не слышит, слава богу.
Ума палата

Нью-Мексико и подмигивающая водка

Отец. Здравствуй, отец.
Здравствуй, ещё раз.
Отчёт о проделанном пути. Высылаю тебе, отец.
Я, отец (ты понимаешь, что ты отец, а не я. Обрати мнимание на запятую. Ты не мнимателен), милый Герри и сумасшедший Максут едем по трассе 66, по штату Нью-Мексико. Вот так, отец. Ты отец, а не я. Мне этого горюшка отцовства не надо. Забери себе.
Мы на 66 трассе. Тут пасмурно. Намечается дождь. Ещё ураган, цунами, и возможно апокалипсис. Безумный Максут говорит, что после апокалипсиса займётся постапокалиптикой. А пока он пишет письма своей страшной бабище – Ольке. Ты видел Ольку, отец. Я присылал тебе фото. На фото, конечно, была не совсем Олька, это была сбитая корова под Пенсаколой, но Олька выглядит именно так. Если бы ты увидел их обеих в пив баре, никогда бы не различил, кто есть кто.



Collapse )
Ума палата

(no subject)

Когда я выпью, всегда сажусь смотреть клипы Джона. Это не ваши дурные ленинграды и пустоголовых словоблудные реперы. Это настоящая музыка.
Я сразу вспоминаю, как сидел на скамейке на краю Централ Парка, напротив Дакоты.
Сидел, качал ногами и мечтал. Машины катили туда-сюда. Люди шаркали, превращаясь в жёлтые листья под ногами. Птицы пулями ныряли в оловянные лужи.
Я смотрел на Дакоту, на осень 80-го года. И в моей голове накатывали волны солёной Атлантики "Вумен, я знаю, ты понимаешь..."
Ума палата

(no subject)

Я, Фока, его жена (тогда он был женат несколько дней), и один пивовар (хотя тогда он был совсем не пивовар, а мальчик с гитарой) в марте пошли поход.
Я не хотел никуда идти, меня Фока заставил. Но в том марте не было мобильных телефонов , интернет стоил очень дорого, в магазинах не продавались милкшейки, светлые стауты и горькие эли. Делать мне было нечего, вот я и пошёл. Идти нужно было 40 километров. От Лемболовского озера, до Рощино.
Ничего интересного в том походе не произошло, если не считать огромной птицы.
Мальчик с гитарой (который потом стал пивоваром) сказал, что это Альбатрос. В те времена он был биологом и изучал не пивные дрожжи, а птиц.
- У Альбатроса не может быть размах крыльев 16 метров, - заметил Фока.
- Это Чеченский Альбатрос, - с умным видом сказал мальчик с гитарой. Он говорил это уверенно. И нам пришлось поверить. Потому как будущий пивовар, за несколько недель до этого ездил в Чечню, что бы посмотреть на войну. Он доехал до Моздока сложным автостопом, но потом быстро развернулся и поехал назад. Потому как война оказалась совсем не романтичной штукой. А он был мальчиком с гитарой, а не пивоваром.
Чеченский альбатрос  пикировал и пытался клюнуть меня. Он был воистину огромным. Я представил себя Алисой Селезнёвой, хотя в те времена я был значительно красивее Наташи Гусевой.
Потому что в те времена я был спортсменом и совсем не пил милкшейков и горьких элей, я ловко увернулся от гигантской птички.
Это уже потом оказалось, что Чеченский Альбатрос моя галлюцинация. И, когда мы пришли в Рощино, я вертел щупальцами, как Громозека.
Сегодня мне приснился этот Альбатрос. И он снова хотел меня заклевать. А я ловко сфоткал его на свой модный смартфон. И утром, в полудрёме долго думал, как же вытащить эти фотки из сна, что бы вам показать. Что бы вы поверили, и что бы не говорили, что я балабол, или как это по вашему, по-чеченски?
Ладно. Покажу тогда фотки из того похода.
До:Collapse )
Ума палата

Смерть Фоки

С тех пор как Фока умер, я не вылезаю с кладбища. Его похоронили на 9-м января, совсем рядом с железнодорожной насыпью. Маленькая могилка с бетонным квадратиком, у которого отколот уголок. Я сажаю цветочки, убираю хабарики, всякий мусор, что валится из проезжающих поездов, отскабливаю от снега. Иногда (в день фокиного рождения) поливаю могилку водочкой.
Collapse )
максут, мелкий лошпен, 5 лет

дневник максима першина

Здравствуйте, предлагаю вашему вниманию дневник Максима Першина – Зура-звездочёта с маленькой буквы «z».

Буква маленькая, а человек большой (во всяком случае, так он о себе думает).

 

Далее следует пример дневниковой записи, под которой вы можете выразить свои восторг-почтение-омерзение-негодование или «ну ты и дурак!» .

 

С уважением к дорогим читателям

Ваш Зур-з.



Collapse )
Ума палата

Raleigh Maverick и любовь

Я любил.
Весь день я любил. Я был наполнен любовью, или чем-то таким, когда ты счастлив (таблетки?).
Я поехал на своём новом велосипеде в Зеленогорск.
Он удобный, классно катит, и, в конце концов, красивый!
Мне сказали, цыгане любят белый цвет, белые костюмы и белые мерседесы.
Но у меня то не мерседес, у меня Raleigh Maverick – ноттингемская машина.
И даже не машина, а птица, которая несёт меня над серой рекой асфальта.
Надо мной посмеялись, что у меня гигантомания, что я заказал, как обычно, огромную раму. Рама и в самом деле оказалась несколько великовата. Но заменой рулевого выноса (на более короткий) я исправил все свои ошибки.
Идеальный размер, идеальный велосипед.
Больше меня в этой жизни ничего не волнует.

Здесь видно, как я сижу, любуюсь своим Релейчиком.Collapse )
Ума палата

Раскрашенная птица

Ночью приехал из Польши.
Полячки красивые женщины. От чего они имеют моду ставить стрелки в уголках глаз?
Я спрашивал каждую, читали они Ежи Косински, уроженца Лодзя?
Они прищуривались и ухмылялись. Никто из них не читал. Так же они улыбались своим смартфонам.
Тогда я злился и сквозь зубы читал наизусть отрывок из «Раскрашенной птицы»
Collapse )
Ума палата

Иллюзии 2

Ровно три года назад я обсуждал с дочерью иллюзорность всего сущего на примере мёртвых пингвинов в зоологическом музее. Пингвины и пингвинята веселились и задорно какали за грязными витринами музея. Т.е. не совсем пингвинята, а чучела из них. Умелый таксидермист ловко расставил морозостойких птичек среди пепельно-ватного снега и пластмассовых скал. Реалистично изобразил отхожие следы птиц.
Моя дочь не любит иллюзий.
Collapse )