Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Ума палата

Перед 26-й Окинчицей

Уже в эту субботу нас ждёт очередная двадцать шестая Окинчица. Да, я такой зрелый человек, что участвую в ежегодном мемориале Окинчица по ночному ориентированию с 95 года.
А это значит, снова бегать по ночному лесу, пугать маленьких девочек из категории «фитнесс», которые сидят под ёлочками и распивают коньяк, пока взрослые не видят.
Но не я. Я не пью до финиша!
Но уж потом, когда всё кончается, когда меркнут звёзды в осеннем лесу. Опускается серый, густой, как дым от костра, туман, тогда я начинаю кашеварить свой знаменитый глинтвейн.
А потом и пить, пока в мох не упаду… Как Мохов.
Но сейчас мне хотелось бы вспомнить 53-е КП с прошлого забега, который мы решили взять по азимуту. Это значит ломиться через лес без всяких тропинок и дорожек, глядя исключительно в компас. Должен вам сказать, азимут только для таких профессионалов, как путин или Гемперле (она чемпионка мира и Европы) плёвое дело. Для нас, простых поэтов туманного леса – это туманная штука.
Но мы побежали эти мрачные восемьсот метров, где каждый градус отклонения мог стать фатальным. Он бы и стал. Вот, посмотрите на джипиэс трек (ярко-красная линия это мы. Сверху вниз). Мы сильно отклонились вправо. И я уже подумал всё. Не видать мне сегодня победного глинтвейна. Не примет меня голая женщина, не обнимет и не скажет «Это ты, тот кто взял пятьдесят третьей капэ?!». Мы бежали, уткнувшись в компас, как что-то во мне перещёлкнуло. Я остановился, резко рванул налево, будто КП был женщиной и я почувствовал её запах, и сразу всё нашёл!
53 кп
Ума палата

Т3

Этот заброшенный Т3 на Кораблях напомнил мне середину нулевых: как я, двадцатилетний уëба ехал из Чикаго в Сан-Франциско. В обдрипанном транспонтере с двумя близняшками и чуваком по имени Биф.
Я всë подъëбывал его:
- Биф Танен?
А он не въезжал. Полный долбоëб.
У меня совсем не было денег. Но очень нужно было попасть во Фриско. Найти друга, и только так улететь из проклятой Америки.
Каждый день я писал письма любимой женщине в Петербург. Но при этом Джоди (одна из близняшек) полностью завладела моим сердцем. Со мной нередко так случается.
Она улыбалась, а я грыз ржавые бока автобуса.
Я умирал от американской жары. А ночью мне снилась петербургская зима. Зубастая метель над Фонтанкой, жëлтые фонари ледяной Обуховской обороны. Холодная пустота Форфоровского на Ломо…
Помню, где-то в Огайо мы сняли мотель, чтобы помыться и нормально поспать. И я проснулся от того, что Биф трахал Джоди. Я лежал рядом. Я слушал еë стоны.
Мне было очень жарко. Невыносимо жарко.
До Калифорнии с ними я так и не доехал. Мы расстались в Неваде.
Я очень хорошо помню тот синий Т3. Жару и свои ледяные сны.
Ума палата

Муравей Антон

С муравьём Антоном я познакомился в девяносто шестом году в Москве. Мы поехали туда с Фокой автостопом.
Антон мне сразу не понравился. Жирный, наглый, самодовольный.
- Я, - говорит, - живу тута, и в хуй не дую.
Я подумал, что за деревня: тута, тама. Но интеллигентно промолчал.
- Как у вас тут всё, как дела? – спросил я.
- Мрачные у нас дела, - ответил Антон, - Карантины эти, ограничения, изоляции. Надоело всё. Царёк этот наш со дворцами совсем гикнулся. Гаечки подкручивает. А резьба то сорвана!
Я интеллигентно молчал.
- Теперь даже вацап могут подслушать.
- Что?
Антон не обратил на мой вопрос внимание. И продолжил:
- Санкции эти вот где! Но после того, как в Белоруси Лукаша грохнули, в Кремле совсем ошизели. Теперь в районом отделе ФСБ нужно подтверждать свой аккаунт Вконтакте. А без аккаунта ты даже хлеба не купишь…
- Что?
- А президент Уральской республики объявил автономию. Гражданка, чую, на носу...
Мне надоело слушать муравья Антона и я раздавил его ботинком. Хотя по народным суевериям этого делать нельзя: дождь пойдёт.
Так и случилось. Когда мы пришли с Фокой на Арбат, зарядил такой ливень, что я думал - всё, кончик.
Сегодня утром неожиданно явственно, как будто это было вчера, я вспомнил слова Антона.
Дрожащими руками я позвонил Марине и пересказал свой разговор с муравьём двадцати пятилетней давности.
- Он оказался межвременным муравьём. Межвременным! Помнишь, как у Джека Финнея?
Марина раздражённо сказала, что я алкаш поганый и бросила трубку.
Гордыня – главный женский грех. Вот что я подумал. И вы подумайте.
Ума палата

Московский смех

Намедни имел диалог с одной московской барышней по телефону.
Она жаловалась на холода. А я ответил, что к холодам нужно привыкать. Скоро ядерная зима. Скоро круглогодично будет холодно даже в Занзибаре, и все мы будем ходить и ловить ртом серебристые урановые снежинки.
Я на случай ядерной зимы заготовил три пуда гречи.
- Что ты заготовил? – спросила она, едва сдерживая смех, - Повтори.
- Гречу, - говорю.
- Что-что? Повтори еще разок, - засмеялась барышня так громко, что я отвел трубку от уха. – Гречу?! Ха-ха-ха.
Тогда я бросил трубку и направил самодовольную москвичку в черный список. Будет еще смеяться над чисто русским языком, каким славен наш Северный город.
А на ужин у меня греча и пхали из морквы. Один буду есть – без всяких москвичей.
Ума палата

Слепая обезьяна

Когда я молод, как бык, у меня была Слепая обезьянка. Я купил эту шлюху в чикагском Чайна таун в середине шестидесятых. Романтизированный американскими битниками в розовых соплях, с косяком в зубах и тремя колёсами лсд в кармане я отправился по 66 трассе в ЛА.
Обезьянка всегда была со мной. Всегда. И это всех раздражало. Женщин и вовсе бесило. Обе мои жены потребовали развода именно из-за обезьянки.
Весь мой дневник состоял исключительно из рассказов про обезьянку. Во всех странах, городах. На всяких достопримечательностях вроде эйфелевых замков, водопадов Гувера, Ниагарских плотин и прочих тауэрских часах я фотографировал обезьянку.
Я устраивал истерики, чтобы водитель остановился, я требовал времени и тишины. Я должен был запечатлеть обезьянку. Я стоял посреди дороги, посреди пустыни, леса, даже на сталелитейном заводе во Флоренции, куда меня повели на экскурсию по роду службы. Везде я устанавливал обезьянку и фотографировал.
Люди ненавидели меня. А я только тяжело вздыхал в ответ. Женщины говорили: такой хороший юноша, но совершенно невменяемый, как только обезьянка… Всё кончилось летом 2011 года, когда обезьянка пропала из мрачного отеля в турецкой Алании. Она не простила мне первой (и последней) моей поездки «всё включено». Её украла сука уборщица, которая плела таких прекрасных лебедей из полотенец. Вместе с обезьянкой она украла и меня. С тех пор я пропал.
Навсегда.
PS Я отобрал пару десятков избранных фоток (из многих сотен опубликованных), чтобы вы понимали уровень беды.

3WwGJs_I_PfxF64CdK7sTK48N1Q5-tAfcDdY-w4CtoYC8fZypGTq3IYf9MiWgB3RIbM2d4r14mOBwa2DYF-pEw_yoiGgUc_VllD5O9t3eFU
Collapse )

Ума палата

Новый ремейк Линча. Ирония и Судьба в Чикаго

В этот скрепный день я мечтаю о новом фильме Дэвида нашего Линча. И не просто фильме, но ремейке Иронии Судьбы. Это будет помощнее даже Человека - слона.

Но на роль Лукашина нужно брать опять Мягкова. Его будут звать Лиланд Лукашин. Это хорошо, что он уже старый и выживший из ума (иной актёр не подписался бы на съёмки Иронии 2 Бигмак-бетова).
На роль Шевелёвой, мне думается, подойдёт Мерлин Монро. Ипполит, конечно, Дэвид Боуи. Слава богу, технологии позволяют.
Мать Лукашина – Энтони Хопкинс. Мать Шевелёвой Тильда Суинтон. Она со своим искусством владения катаной и будет главным противником Боба – Лиланда Лукашина.
Расследовать убийство семьи Шевелёвых должен несомненно Кайл Маклоклен – следователь Дейл Глухарёв.
Подруги Нади однозначно - Ким Кардашьян и Моника Белуччи.
Друзья Лукашина - престарелые Сталлоне и Шварценеггер.
И, конечно, сову должен сыграть Петров или Безруков (пусть кастинг это решит).
Самое важное: дублировать всех на русский должна Талызина.
Мечтаю о новом шедевре Линча.
Я и постер уже сделал.

Приписка: Чёрт, я совсем забыл про нью-йоркскую невесту Лукашина (сюжет развивается между Даунтаунами Нью-Йорка и Чикаго. Её должна играть голая Эмилия Кларк (но в меховой шапке).
Ума палата

Не закройте окно

Знаю, вы очень заняты на своей работе. Вам надо пить кофе, проверять соц сети, смотреть курс тенге.
Но отвлекитесь на несколько минут. Прочитайте поучительный рассказ нашего ныне звёздного писателя, царя литературы во дворца.

Не закройте окно

Парвин Гейдаров
Не закройте окно
Окно. 19 век. Жаркий летний день. Один из стран востока. Местный хан отдыхает со своей семьёй летнем резиденции. Резиденция 2 этажное. 2 этаже один из окон видно улица. Первом этаже не видно потому что высокая стена во дворе. Втором этаже все окно смотрит во внутр двор. Принц всегда любил смотреть на улицу, там продал 12 летний парень воду, принцу тоже была 12 лет. Принц смотрел на него, он рисовал его картинку. Там он рисовал парня который продаёт воду. И ещё рисовал себе с ним они обнимались как братья. Показал ему через окно. Первый раз парень с улицу чувствовал что его тоже считают человеком, ему была приятно. Нянька принца была француженкой увидел что принц смотрит на улицу, она об этом рассказала хану. Хан ему запретил смотреть через окно. Хан приказал закрыт окно с кирпичами. Парень снова пришёл и там видел что нет окно. Его закрыли он хотел прыгать через забор. Его смогли задержать и били и бросили улицу, он очнулся через день, унижение оставил травму на его психике. Хотел доказать себе. Он не смог получить хорошую образование но он смог добиться своего с храбростью. Он служил в армии хана. Один из полководцев хотели убит . Он спасал своего командира. Командир взял его на свою охрану, он охранял его семью тоже. Он скоро женился на дочке этого полководца. Так он смог зайти на элиту. Когда ему была 42 он совершал военный переворот и сверг хана. Хан тот принц который 30 лет назад рисовал его картинку. Тот парень со своими солдатами зашли во внутр дворца хана ( он детстве продал воду рядом с летним дворцом, а этот дворец был основном дворцом. Поэтому он не смог знать, что этот Хан маленький принц. И он зашёл дворец убил хана. Все солдаты кричали до здравствует новый Хан. Во время обыски они нашли 2 картинки среди личных вещей хана. Солдаты показали это новому хану. Эти картинки были которые принц рисовал 30 лет назад. Он смотрел и понял что он со своими руками убил своего друга который он так любил, но не смог с ним общаться. Новый хан приказал не закрыт окон во дворце. Спросили почему? Он ответил закрытие окно убили этого хана.
Ума палата

Женские зады и женщины

Виталя Клоков стоял на углу Железноводской и Уральской и думал о женских задах.
Мимо проходил Железнов.
- Общий привет, - сказал Железнов куда-то в сторону.
Клоков скромно пожал огромную пятерню Железнова.
- Чё ты? – спросил Железнов тоном профессионального психолога.
Клоков вздохнул. Мимо проходила женщина с большим, обтянутым штанами задом.
- А, - протянул Железнов, - жопец.
- Странно, - сказал Клоков, - отчего бабёнки с большими задами не любят, когда говорят про большие зады, а бабёнки с маленькими задами, или вовсе без оных любят, когда говорят про зады?
- Что же тут странного? – сказал Железнов. – Ничего странного.
- А ещё большой зад это, ведь, как мир, - Клоков закатил глаза. – Можно путешествовать много дней. Отправиться в кругосветку… Из точки А в точку Бэ. Ты знаешь актрису Анастейшу Бурову?
Железнов не моргал.
- … Она играла в фильме «Кругосветное путешествие человечка-паучка». Вот у неё такой зад… Я запаузировал её зад на своём дивиди-плеере.
Клоков ещё раз глубоко вздохнул. Мимо прошла ещё одна бабёнка. Её зад был огромнее предыдущей. Несмотря на холодную октябрьскую погоду, она была в короткой юбке. И часть её зада вылезала из-под юбки, как тесто.
- Странно, как мир устроен, - протянул Клоков, наблюдая, как мучная женщина уплывает в сторону моста Бетанкура.
- Что же тут странного? – сказал Железнов. – Ничего странного.
С неба, похожего на белый с прожилками мрамор посыпался первый снежок. Мелкий и липкий.
По другой стороне улицы проходила Оля Куклова. Женщина с очень меленьким и плоским задом. Железнов на неё глаз положил ещё в одна тысяча девятьсот девяносто девятом году. Молча он похлопал Клокова по плечу и пошёл за Кукловой.
Клоков остался на углу Железноводской и Уральской, безутешно размышляя о странностях этого мира и женских задах.
Кстати, моего двоюродного брата зовут Саша Железнов. Странное совпадение, да? Хотя, что тут странного? Ничего странного.Collapse )
Ума палата

Виртуашки

Сижу в метро. Громко, в наушниках слушаю Талькова. Песню про воздушные замки. Певец низко хрипит в припеве «Воздушные замки, самолёты не летают» голосом старого педофила, который уговаривает не лететь маленького мальчика в Саранск на съезд животноводов, потому что самолёты не летают, а лучше пойти к нему, на улицу Бармалеева. Очень приятный голос.
Сижу, разглядываю людей. Пытаюсь понять, есть ли среди них хоть один настоящий, или всё это стандартная виртуальная прога. Ушастый хачик с часовой бородой копошится толстыми мозолистыми пальцами в кнопочном телефоне. Молодая девка с круглыми выпученными глазами. Закинула ногу на ногу, закрыла лупки, слушает музыку (возможно, тоже Талькова). Пожилая утомлённая бабёнка лет сорока с чёрно маковкой на голове. Водит медленно по экрану своего смартфона. Молодой пиздюк в сером узком пальто, подвёрнутых джинсах и бейсболке с надписью «501».
Баба в шерстяном платье и джинсовой куртке, что не застёгивается из-за огромных сисек…
Батя учил, проверять, виртуашка это или реальный человек надо так: подходишь к этой проге и тыкаешь его пальцем в ебало. Если палец проваливается, а чел, моргая исчезает – всё ясно.
Я подумал, если из всей этой доброй толпы и найдётся реальный человек, то не больше одного. Встал. И пошёл всех тыкать всех в рожу.
И что вы думаете?! Ни один! Ни одной виртуашки! Все живые!
Наебал меня батя. Пидор.
Ума палата

Велосипедистки

Еду себе счастливо по Приморскому шоссе. Осень, ветер, небо, как живот мёртвой беременной… кошки! Та, которая породы Сфинкс. Открыла свой единственный глаз – мутное солнце за бельмом облаков. Глядит в счастливое прошлое.
Я кручу педали. Я доволен собой. В наушниках песня про женщину, которая признаётся матери, что любит ни панка, ни хиппи, ни хеви-металлиста, не буддиста, ни токсика, ни курца. А любит она любера. Я подпеваю в полный голос. Я держу стабильные 34 километра в час.
Сфинкс по имяни Муся обдувает своим мёртвым дыханием. Я кричу «он отделает любого теоретика кунг-фу!» Как мимо меня, изображая лица каменных сфинксов, проходит колонна велосипедисток на разделках. Я держу 36! Они обходят легко, не обращая внимания на мои рыпанья. Разгоняюсь до сорока. Понимаю, что долго так не протяну. Дыхание сбивается. Они идут быстрее! Упёрлись локтями в свои разделочные подставки, виляют бёдрами. Так и ушли за длинный поворот.
Зато, подумал я, я смогу выпить больше чем они! Но тут же вспомнил одну спортсменку по имяни Настя Пырьева. И что она со мной сделала. Вам эту историю лучше не знать…