Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Ума палата

С кем важно не знакомиться в интернете

Не оставляю попыток познакомиться с женщиной в интернете.
Написал одной даме про себя, все дела. Зовут Вика. Как Мишгановского брата, Витька.
Она меня и спрашивает:
- Макушка (макушка, это видимо, я), это ты сам придумал? Или качнул где-то?
- Качнул из ноосферы, - отвечаю.
- А ты здесь только шутишь? Или знакомишься? – не унимается женщина похожая на Мишгановского брата.
Тогда я решил ответить ей развёрнуто.
- Очень важно не знакомиться с кем попало. Например, ты такой "хоп, привет", а на том конце провода мусорок под видом миловидной женщины. И всё, ты на крючке.
Или же, например, никакой это не мусорок. А в самом деле миловидная женщина. Зовут, например, Оля. Вы с ней встретились, выпили вина. И у вас всё завязалось. Даже секс! Потом женитьба, все дела. Семейная жизнь. А через 18 лет эта самая миловидная Оля хоп и тебя сковородой по голове. А потом расчленили и в пакетиках "пятёрочки" стаскала на кладбище "им. Девятого января".
И все потому, что ей, видите ли, не нравился твой пятничный футбол. Что ты его ставил превыше всего, даже секса!
- Ты ёбнутый наглухо, - ответила женщина и закрыла разговор.
Кстати, сегодня пятница. Ну, с богом!
Ума палата

(no subject)

Сижу слушаю, как абсолютно белобрысый Дэвид поёт "Представьте" Джона. И размышляю, как его можно не любить?
А потом подумал, чтобы я хотел родиться в 40-х в Англии, или в 60-х в Ленинграде. Нет, я бы выбрал второе.
Но, к счастью, я родился в марте 2007 года в семье лудильщика Клокова.
Сейчас 1.49 ночи. И мне пора идти с батей в мастерскую, паять кровать гражданки Вановой. Ещё та старая мразь, если честно. Прощайте.
Капитон

Любимая книга семьи

Дочери (третьекласснице) задали очередное нелепое задание: толи доклад, толи реферат, толи проект «Любимая книга нашей семьи». Проект нужно сделать в виде книги…
Я ничего не сказал о тех, кто придумывает такие задания. Я просто спросил, каким образом осуществится отбор «любимой книги семьи»?
Моя любимая книга, как известно «The Big book of Pussy» Диана Хансона, которую мне посчастливилось приобрести в Венеции за 40 евро.
Жена очень ценит «Превращение» Кафки.
А сама третьеклассница неоднократно перечитывала «Книжку про голубого котёнка» (не припомню автора) и «Марту и волшебный карандаш» некоего М. Першина.
Что выбирать при таких раскладах?
- В семье не может быть одной любимой книги, - заявил я.
- Может, - ответила дочь, - в семье Лизы Кокоревой есть общая любимая книга.
- Какая? - спрашиваю.
- Библия!
Я подавился, а потом пошёл спать.
Ума палата

Васильевский остров

Мой прадед был гражданским преподавателем, а потом брал Зимний. Мама очень гордилась. В свою очередь, его жена (моя пробабушка), которую он пригнал на тачанке из сибирской ссылки, куда советская власть выселила всю (пробабушкину) дворянскую семью родилась на Васильевском острове. И её отец тоже с Васильевского, да и муж (мой прадед) васильеостровчанин. Их дочь, Маргарита родилась 31 декабря 1930 года на Васильевском. Всю блокаду, все 872 дня она прожила на Васильевском. Потом ей дали свою комнату (на острове) в коммуналке на 10-й линии. Там и родилась моя Мать и её брат. Что бы не ездить далеко, что бы не покидать Васильевского (по-другому мне не объяснить), моя Мать пошла учиться в Горный Институт на набережной лейтенанта Шмидта, да и брат её закончил тот же институт. На какой-то вечеринке она встретила моего отца, пролетарского водилу из Невского района.
Мне до сих пор непонятно, как мог состояться этот брак. Но он состоялся, и моя Мать покинула Васильевский.
Я родился рядом с Речным вокзалом, на юге Ленинграда. В тот же год моей бабушке дали новую, отдельную квартиру, покидать Васильевский она категорически отказалась. Она получила просторную двушку на Морской набережной. Ветер Финского залива трепал окна новой квартиры во время шторма, будто на корабле На том балконе мы встречали десяток новогодних салютов.
Все каникулы и выходные я проводил там, на Морской набережной Васильевского острова. Это была моя вторая родина, хотя должна была быть первой. После смерти бабушки, вход на Васильевский был для меня закрыт. В квартире бабушки поселился брат Мамы со своей семьёй.
Но при этом, я люблю свой левый берег Невского района, его пролетарский запах и пыль металлической стружки. Мне будет жаль покидать его. Но жизнь зовёт вперёд, или назад, и устоять очень сложно.

PS А к чему я всё это рассказывал? А к тому, что никогда НИКОГДА  ни бабушка, ни Мать, ни их знакомые и мои дружки детства с «кораблей» не называли Васильевский – «васькой». Это мерзкое словечко прибыло к нам вместе с потоком иногородних мигрантов в середине- конце 90-х.
Ума палата

Самая крутая свадьба в мире

Прочитал сейчас пост френдессы о собственной свадьбе. Красочно, весело, задорно. Люди за год готовились, тратили (30 тыс.!) на фотографа и 300 мильёнов на штучки-дрючки, музыкантов, диджеев, ведущих. Замечательно. Просто замечательно.

Но мне кажется, есть способ провести свадьбу весело – куда более простой и дешёвый: нажраться.
Я на своей первой свадьбе нажрался. Это было прекрасно. Сначала, конечно, скучно, чинно: стрелка Васильевского острова, осколки бокалов из-под шампанского, белые голубки из-под фотошопа и т.д.
Но в лимузине, пока ехали в ресторан, мы с Тепленко накатили водочки, и стало сразу интересно. А дальше больше: Тепленко подрался с Фокой. Потом я подрался с Фокой. Потом мы танцевали медленный танец с Тепленко. А Фока ныл и говорил, что это он хочет танцевать с «непочатым молодожёном».
Потом мы уронили свадебный торт и стали кататься по склизкому полу на брюхе, изображая пловцов.
Родители жены устроили скандал, заявляя, что не желают принимать в свою семью ТАКОГО человека. А я ответил, что я вовсе не человек, а лифт, и стал поднимать и опускать голову к столу и обратно.
Потом я стал зажимать девушку, с которой пришёл Фока, в туалете. И даже стащил с неё трусы. Но тут появился Фока и опять стал ныть. Пришлось уступить ему.
Потом мы устали и сели просто пить ром с пепси за столом. Я предложить спеть в караоке, но родители жены спрятали микрофон. Тогда мы с Тепленко громко затянули а капелла про «хуже чем вчера уже не будет». Минуте на пятой на весь ресторан завизжала престарелая тётка невесты. Визжала, будто её резали. Не дала нам с Тепленко допеть. Тогда мы пустились в пляс (отдохнули ведь) под Стаса Михайлова. Да.
А вечером, когда всё завершилось, Тепленко предложил поехать в баню и снять проституток. А я ответил, что платные проститутки мне теперь не нужны, ведь я женат.
Ума палата

Вопросы любви

По телеканалу «Маги и чародеи» (сокращёно «МАЧИ») сегодня в 3 часа 47 минут ночи транслировали прямой эфир знаменитой чародейки, ясновидещей и экстрасенса (как было написано в титрах) Дарьи Мироновой. Моложавая женщина сроком от 30 до 55-и с толстыми ресницами сантиметров в 15 и перегидрольными кудряшками по всему лицу.

Я как раз проснулся, чтобы выпить свою порцию – 30 грамм водки и три маслины.

Душа порадовалась, уличив ясную Дарью на экране.

- Сегодня мы решаем проблемы любви. Звоните, и я помогу вам с вопросами о суженом или суженой. Я расскажу - когда и, главное как.

Я сделал погромче. Важный вопрос.

- Алло, я вас слушаю, - Дарья загремела ресницами.

- Здравствуйте, Дашенька, - за кадром заскрипел старческий голос, - Моей дочурке 48 лет, у ней никак не складывается в жизни. Она дева совсем. Когда она выйдет замуж? Скажите, пожалуйста.

- Вижу, вижу, - кивает Дарья, глядя в стеклянный шарик. Я подлез ближе к телевизору разглядеть ближе шарик, вдруг тоже что замечу. – У вашей дочки не складывается. Но вижу, скоро будет всё хорошо. Скоро она встретит человека. В две тысячи четырнадцатом году. Он будет несколько младше. На семнадцать лет. У них будет крепенькая семья. Всё будет хорошо.

- Спасибо Дашенька, - снова заскрипел уже довольный голос.

Пол часа я лежал на кровати, с одним открытым глазом, слушал, как провидица решала вопросы любви.

- Позвони, - сказал я жене, - позвони скорее, спроси, когда меня, наконец, кто-нибудь полюбит.

- Сам звони, - сказала жена. Она была крайне занята фермерским хозяйством в социальных сетях. Трудилась ночами, не покладая палец от клавиатуры.

- Ну, позвони, - заныл я.

- Сам звони, - обрезала она, - тебе надо ты и звони.

- Я стесняюсь. – говорю, - что тебе сложно?

Но жена уже не отвечала.

Тогда я решился. Звонок из Казахстана стоил дешевле. Но я родился, к сожалению, не в Казахстане.

В эфир попал почти сразу. Я испугался, язык онемел, но будто чужой, зашевелился:

- Когда меня, наконец, кто-нибудь полюбит? – спросил я.

Богоподобная Дарья внимательно посмотрела в стеклянный шар. Лучезарная улыбка сползла с её надувного лица.

- Тебя, никогда не полюбят, Максим, - сказала она, - глядя из экрана мне прямо в глаза. Мордерским холодом свело спину. Я понял, что не представлялся ей. Но она знала…

- Тебя никогда не полюбят, - жёстко повторила она, - потому что ты злой.

Я упал лицом в подушку, и даже, может быть, разрыдался.

Ума палата

Половинка

Одна девушка в интернете спросила меня:
- Привет, у тебя есть вторая половинка?
И поставила шестнадцать смайликов.
- Нет, - ответил я, и послал ей фотографию Витька алкаша – безногого инвалида, который постоянно валяется перед входом «Седьмой семьи» и клянчит на бутылку пива.
Я послал фотку и  добавил: «Нет второй половинки».


Эх, сколько я могу рассказать историй о виртуальных знакомствах. Это было так прекрасно. Я всегда ходил с хорошим настроением. А теперь с плохим. Не знаю почему.
безумный профессор

Тёщи

Раз уж зашёл разговор о тёщах, не могу не высказаться. «Тёща» особенное место в жизни любого женатого человека. Тёщи бывают разные.  А впрочем, тёща, как водка, не бывает хорошей или плохой. Бывает – настоящей или палёной. Да. Мой одноклассник Семён Филиппов (мы учились вместе с 5-го по 8-й) снискал славу благодаря тёще. Как это случилось? Очень просто. У Филипка была жена, кстати, тоже наша одноклассница, красавица Света Урванцева. Она всем нравилась (мне в том числе), разве что уши у неё были большие. Но Света грамотно прятала их под длинными, густыми волосами. Повзрослев, она ещё больше похорошела. Филиппок женился на ней. Подробностей их семейной жизни не знаю. Однако, скажу, Филипп бросил красавицу жену, малолетнего ребёнка ради… собственной тёщи. Он женился на матери Светки. Мало того, они завели детей. Теперь сын и дочь Филиппка друг другу и брат с сестрой и племянник с тёткой. Эта история до сих пор будоражит пьяные сплетни в нашем микрорайоне. У меня было две тёщи, соответственно мать первой жены и второй. Воспоминания о первой судорогой пробегают по моему телу.Collapse )
Ума палата

Как я ходил на свадьбу

К Сане на свадьбу я пошёл исключительно из-за еды. В те времена я плохо питался. И на этой свадьбе рассчитывал набить живот на неделю вперёд. Помню, даже ночью перед этим праздником лежал в постели, ворочался, не мог уснуть. Всё представлял заливное, селёдку под шубой, маленькие бутербродики с красной икрой, крабовый салат, фаршированные помидоры и, конечно, оливье. Заснул, держась за горло.



Свадьба проходила на Английской набережной. Я сначала стыдился, стоя во дворце, среди всего этого шика и свадебного лоска, из-за своих дырявых зимних ботинок Ленвест. Но вспомнил, что других у меня нет, и решил плюнуть (на стыд).

Надо сказать несколько слов о невесте Сани. Звали её Оля. Мне даже описывать её трудно. Это нечто бесформенное, с пухлым, деревенским лицом, маленькими, треугольными глазками, жидкими, коричневыми волосами, стянутыми в пучок. Впрочем, во время торжества над её головой возвышалась вычурная корзинка из лакированных волос и цветочков.

Стянутая свадебным платьем, Оля походила на личинку.

После дворца, на старом Пазике нас повезли по торжественным местам, пить шампанское и фотографироваться на стрелке Васильевского острова. Потом на Марсово поле, ещё на мост перед «Спасом на крови». Там Саня не удержал невесту, и та визжала, как личинка поросёнка.

Я объелся конфет «рафаэлло», и выпил столько шампанского, что забеспокоился, не хватит места для праздничного обеда.

Опасения были напрасны. Аппетит не испортили даже дикие пляски страшной личинки в свадебном платье по имяни Оля.

Свадебный обед проходил в столовой общежития кораблестроительного института. Тамада напился и стал целовать свидетельницу. Муж свидетельницы пропал в туалете. Жених Саня, то изрыгался демоническим хохотом, то рыдал у меня на плече, «ты бы знал, как я люблю эту суку». Я ничего не отвечал, так как жевал. Я всегда говорил, лучше занимать рот пищей, а не словами. Потом появился муж свидетельницы. Завязалась драка. Разбили блюдо с селёдкой под шубой. Лицо тамады обмазали свекольным соком, или кровью. Не понятно. Потом он пропал с мужем свидетельницы. Свидетельница Таня Головина (я знал её ещё со школы) стала приставать ко мне. Клала мою руку себе на толстую грудь и что-то лепетала. Но рука мне была нужна, чтобы держать вилку. От вилок толку больше, чем от танькиной груди. Хотя, грудь её, надо быть справедливым, большая, мягкая и тёплая, как свежий пирог. Только её не съешь.

Отбившись от Головиной, я пошёл в туалет. Здесь меня и настигла невеста…

Не успел я расстегнуть штаны, как в комнату ворвалась Оля.

- Максимушка, - завыла она, - возьми меня. Я хочу только тебя. А этот гондон мне никогда не был нужен. Я его никогда не любила. Только тебя.

Я перепугался и забился в угол.

Оля неожиданно (а может и ожидаемо), задрала свадебное платье и стала стягивать трусы.

- Я хочу домой, - заныл я.

Вот такая была свадьба.

Ума палата

Лечение женитьбой

Сегодня я, наконец, понял откуда во мне столько печали. Почему всё путешествие она преследует меня, скручивает уши и опускает глаза. Это первая поездка после смерти слепой обезьянки. Такая же бессмысленная, как слезы во время дождя. Я излишне романтизирую, когда разглядываю порно сайты. С этим пора завязывать. И с памятью о слепой дуре тоже.
Я хожу здесь, смотрю под ноги. Земля такая же, как и везде, как в Испании, Англии, Америке и даже городе Сестрорецке.
«Ты болен. Тебе надо выпить» постоянно твердит Шмалик. Он в некотором роде прав. Я пью и думаю о своей прекрасной судьбе.
Утром воскресенья, как только Шмалик открыл свои камешки глаз из-под серых шторок век, из его ямы-рта загудел горн слов: «Я знаю, как тебе помочь. Тебя надо поженить. Сегодня мы тебя поженим. Мы вылечим тебя. Ты станешь счастлив».
«Я люблю счастье» протянул я мечтательно.
Не успело солнце влезть на самую верхушку неба, мы прибыли в поселение под названием «Салхитай баг». Денёк стоял погожий. Тучи, как опохмелившиеся пьяницы, расползлись в стороны. Нервный ветерок судорожно пылил в открытое окно на сухой дороге. Я и сам нервничал. Шмалик не переставая твердил о каких-то «полезных для души» женщин.
- Это тебе не русские, зажравшиеся, наглые, завистливые, и главное, ленивые!
- Я люблю русских женщин, - протянул я.
- И очень зря, - обрезал Шмалик, - ты просто не знаешь монгольских.
- Я знаю кореянку по имяни Хуанхэ, - бессмысленно пробормотал я.
Шмалик отвернулся.
Уазик рычал и трясся всеми железными рёбрами. Однако, и сквозь этот шум я расслышал песню по радио. Это была «Woman» «Оно пластик бэнд». За стеклом бесконечная степь. Небо синей изолентой на сердце. Я подпел, песня закончилась. Вздохнул.
- Ничего, - сказал Шмалик, - мы тебя подлечим.

Наша машина долго взбиралась на гористый холм. Сверху ожидал удивительный вид – внизу, вся долина была усыпана домиками и юртами. Всё это кишело, словно огромный, плоский муравейник. С севера тянулась ниточка реки, разрезая муравейник надвое.
Мне даже показалось, Шмалик улыбнулся. А он, как известно, никогда не улыбается.

Ворота из тонких, некрашеных досок открыла бабка. Древняя, сморщенная, лицо выгоревшее, тёмное, как старый сухофрукт. В потёртом, выцветшем халате из плотной ткани.
Хлопнув дверями, уазик укатил в неизвестном направлении. Нас повели в дом.
- А я думал, это будет юрта, - шепнул я Шмалику.
- В юртах живут кочевники или бедняки, - громко ответил он.

В комнате с обоями в цветочек, огромным ковром на стене стоял диван и большой телевизор Самсунг. Телевизор громко работал. На диване, сложив руки на колени сидели две девушки. Рядом стоял сухопарый монгол с большими ручищами.
- Проходите, гости дорогие, - сказал монгол по-русски, несколько картавя.
И тут началось…