Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Ума палата

Куртка не Фернана Леже

У меня есть куртка. Я купил еë 42 года назад в Меге Дыбенко. Она из натуральной кожи.
Продавщица шепнула, что это кожа пакистанского юноши. Она была счастлива, когда я оплатил. Улыбнулась и сказала, что это был еë любимый брат.
С этой курткой много чего случилось, будто она была Фернаном Леже. Но я то не был Фернаном Леже.
Я был я.
Мне дали пизды. На дне рождения жены я вступился за честь женщины. Точнее, за честь Тепленко. Он спал на втором этаже.
Кровь залила мне глаза и подкладку куртки. Всякий раз, когда я надеваю еë, я вспоминаю тот прекрасный вечер. Когда у меня были дома, друзья и жëны.
Сегодня вечером в этой куртке я был на литературном вечере, где обсуждали роман Оксаны Васякиной «Рана». Мне он показался дурацким и скучным. А все остальные хвалили его, отмечали тонкость, надрыв, внутренний резонанс и прочее.
Я подумал, что я всë это от зависти. Вот, женщина, которой нет тридцати пишет про снежок – иероглифы бога, который падает на чëрную рану земли. Пишет, вроде меня. Или я вроде неë. Но у неë целый роман и он всем нравится. А у меня ничего нет.
У меня есть только куртка из пакистанского юноши.
Тогда я, как и любой слабохарактерный человек, решил напиться. Это я умею. В этом я дока.
Наступила ночь. На канале Грибоедова погасли фонари. Редкие капли дождя сыпались вниз цифрами бога. Еденичка и нолик. Чтобы на ком-то поставить крестик.
От автобусной остановки до дома я решил проехать электросамокате.
Ненавижу электросамокаты.
Самокат даже не поцарапался. А вот я снова залил кровью куртку. В моих наушниках играла артемьевская «Память сердца». Я лежал и смотрел на тëмно-серое цифровое небо и вспоминал пакистанского юношу, который отдал жизнь за мою куртку. А я еë снова залил кровью и ещё порвал.
Анирудх точно не был таким завистливым, как я.
Ума палата

Важное

Я жил в то время в небольшом городке Слайго. Мне было лет тридцать. Да, точно. Это был шестьдесят седьмой год, значит мне было ровно тридцать.
Я жил один, в доме номер 6 по Гибралтар Роуд. Не в самом доме, конечно. В квартире. Мы развелись с Джоди сколько то лет назад. Я уже и не помнил сколько. А мне, честно говоря, это и неважно. Хоть пятьсот лет, хоть пять секунд. В любом случае, это неповторимое прошлое. Это всего лишь печать башмака времени на сознании.
Каждый день я ходил на работу. Я продавал кухонную посуду в центре Слайго. Каждый божий день, кроме выходных. В выходные я слушал транзистор или пластинки, и читал.
Но всë это не имеет значения. Все тридцать лет до этого. Даже моя жизнь с Джоди. Всë.
Я помню, как пришëл домой. Как разулся. Не стал включать свет в прихожей. Когда живëшь один, не обязательно включать свет. Впрочем, когда живëшь один, не обязательно даже разуваться. Но я не люблю грязный пол. И крошки в постели тоже не люблю.
И вот, я разулся и пошëл на кухню. Напротив моего окна в ряд стояли старые кирпичные дома и между ними такой же старый клëн. Листья ещё крепкие, хотя и подëрнулись краснотой. Сильный ветер согнул его ветки в сторону, так что между домами я смог видеть кусок залива. Чëрного и бесконечного.
Я стоял и смотрел. Смотрел, пока не стемнело. А потом бурое небо поглотило залив. Включили уличные фонари. Пошëл дождь. И капли ползли по стеклу то вниз, то вверх, покоряясь порывам ветра.
Потом я попил воды и пошëл спать. Вот и всë.
Ума палата

Рот и пальцы

В метро рядом со мной молодая женщина. От неё пахнет вафлями с карамелью. У неё огромные красные ногти.
Пальцем с огромным красным ногтем она так быстро набивает сообщения на экране смартфона, что кисть превратилась в одну вёрткую юлу.
- Вас зовут Юля? – спросил я вафельную женщину.
Она повернулась и стала шевелить ртом с огромными красными губами.
- Вы так быстро пальцем шурудите, - сказал я, - Что его невозможно разглядеть.
Женщина продолжила шевелить ртом, губами и языком, будто рыба – капля объясняет карасику, что он молодой глупый пиздюк.
- Я уже не такой молодой, - говорю рыбе с красными губами. – Но мне лестно, что вы так.
Она раскрыла рот шире, будто закричала.
Я помотал головой.
- Мне очень нравится, как вы шурудите пальцем, как открываете рот и шевелите губами. Но слышать вас я никак не могу. У меня музыка в наушниках играет громко и хорошо. Тема Ады из «Двадцатого века» Бертолуччи.
И я показал на свои наушники.
Уля-маленькая девочка

Клац-клац

Очень редко я участвую во флеш-амёбмах, но тут пройти не мог. Моя любимая тема: сочинить из определённых слов рассказ. И вот,Анастасия Бондаренко заказала: коньяк, подъёмный кран и карась.

Клац-клац

- Слышь, Карась, сука, если ты сейчас же не прекратишь, я тебя сам урою! Понял? – голос Захарова надрывался и трещал в приёмнике.
- Миша, Мишанька, - в динамике послышались всхлипы. Таня, Танюша.
Карасёв тоскливо посмотрел вниз. Всё кончено. Пусть плачет, пусть рыдает. Пусть помнит его всю жизнь. Помнит его любовь и смерть.
- Мою любовь и смерть, - прошептал Карасёв.
- Гнида, - трещал в приёмнике Захаров, - гнида подзалупная!
Карасёв открыл дверцу кабинки и подался вперёд. Казалось, его подъёмный кран парил в небе, под самыми облаками, под сердцем бога. Сейчас-сейчас. И все запомнят…
Показалось, глаза Захарова засверкали, хотя он и был далеко внизу. Он испугался. Ей богу!
- Ладно, Мишган, - неожиданно сменил тон Захаров. – Ладно, завязывай. Не сдалась мне эта Танька. Да ничего и не было.
- Не было-о-о, - выла в стороне Танюша. – Только ты мне нужен, ты, Миша, Миша, Миша…
- Миша! – Карасёв открыл глаза и отлепил затёкшее лицо от щитка. – Щемишь что ли?! – голос Тани звенел, как железный крюк о кузов самосвала.
- Ничего я не щемлю, - недовольно ответил Карасёв.
- Знаешь, что происходит с клонами серии Цэ, которые не прошли самоидентификацию?
Карасёв молчал.
- Их аннигилируют… К хуям! Понял?!
Голос Танюши уже стучал, как молоты об армационные сваи.
- Я всё-всё, работаю.
- Блять, работничек…
Карасёв посмотрел на старинный рекламный плакат коньяка со старинной же моделью Ким Карадашьян, которая держала на выпяченных ягодицах коньячный бокал. Провёл пальцем по её нарисованному заду и вздохнул.
Зачем я только пошёл в крановщики, подумал он, я же высоты до чёртиков боюсь. Лучше бы пошёл в землекопы или секс-рабы. И то ближе к земле… Рождённый клацать - он летать не может.
И Карасёв приклацнул карбоновой челюстью.
Ума палата

утро восьмого марта в магазине бытовой техники

Восьмое марта. Утро. Магазин бытовой техники.
В отделе мультиварок и комбайнов толпа мужиков. Бродят, как зомби, трогают неведомые механизмы и коробочки, спотыкаются друг о друга. Таращатся. В глазах одновременно тоска, испуг и жажда человеческих мозгов…
И тут шагаю я: мальчик – бродяга. Иду, приплясываю и напеваю «Хоп хэй ла-ла-лэй». Беру с полки джойстик себе для «ФифЫ» и радостный иду оплачивать.
Я не оборачивался, но судя по звукам, у зомби стали лопаться головешки.
Ума палата

Последний день

Это был самый тяжёлый день нашего велотура. Температура под сорок. Асфальт шипит, как раскалённая сковорода. Солнце пенится на коже. Эльба застыла в мороке жары. И через несколько первых километров навигатор направил нас в горы. И мы полезли, как мураши. Сердце стучало в горле. В лёгких пожар. С моей шоссейной кассетой педали в горах, будто прикручены к пудовым гирям.
И всё же, как мне стало печально на последней двадцатке, перед Прагой. Финал, а значит всё. Дождь за окном, синий ветер, работа, мерцающий монитор, песня "онанизм и саможалость вот всё меню на ужин мне". И ничего более.
И фотография моей тени, слитой с велосипедом. Жёлтая чешская степь, выжженная домной солнца.
Но я рад, что это было. Да.


Ума палата

(no subject)

Всю ночь я проходил отбор в команду НХЛ. Кажется, это были "Блюзмены" из Сэнт Луиса. Мы бегали по по сентлуискому мосту и отжимались от КАМАЗа, на котором висели номера "с 633 НК". Нижнекамск, догадался я. Молодые советские парни бегали и прыгали ловчее меня. А меня тяготили мечты. Вот я звезда НХЛ, живу в Америке. У меня свой Шевроле, как у Джона Рэмбо, когда он плачет в разрушенном кафе. У меня жена с такими сиськами, что в них можно прятаться в холодную буранную ночь. Впрочем, в Америке не бывает буранов. Только пальмы, океан и блюз на "Мунлайт драйв".
- Так, Сизов, Колтаков, Ильин. А ты нам не подходишь, - сказал молодой тренер, похожий на экскаватор, в костюме адидас, и ткнул в меня пальцем.
- Почему? - закричал я.
- Потому что тебе 49 лет. Ты старый пердун.
- Это просто мечты. Они меня тормозят!
- Нет, - покачал экскаватор ковшом, - ты едешь домой, в Нижнекамск.
песни

Открыл!

Этот день настал.
Каждое утро, спускаясь вниз, я смотрел на свой новенький блестящий Релей, трогал сиденье и колёса и шёл на кухню, пить чай или яд.
С тоской глядел за окно, где зима захватила не только прошлое, но и будущее. Будто никогда и не будет лета, будто я никогда и не покачу. А ещё и заказанные на Вигле велоботинки никак не присылают.
Но вчера мне надоело всё! Ждать ботинки, трогать колёса, мечтать.
Я собрался, оделся, переставил контактные педали на простые топталки, прикрутил держатель фляги, накачал колёса и покатил!
Collapse )
ужас

Низкосортный Дюма

А перед сном я читаю Дюма «Три мушкетёра». Оказалось, я никогда не читал этого романа. Как так случилось, не понимаю. Д Артаньян с самого малолетнего детства (когда я блевал пенкой из-под кипяченого молока) был моим главным героем. Все читали, даже Развик читал, а я нет.
И вот, я решил, что это время пришло, те кто молчал перестали молчать, те кто не читал перестали не читать.
Как порадовал меня Дюма, что его персонажи говорили едва ли не слово в слово с героями Юнгвальд-Хилькевича. Как меня порадовало, что у Дюма Д Артаньян тоже Борский, а Атос Смехов. Как я был счастлив, что Миледи Терехова. Но несколько смутился, не узнав в г-же Буанасье Алфёрову и в королеве Франции Анне Австрийской (жгучей 25-летней испанки) Алису Фрейндлих. Но, какие мелочи…
А вчера, когда я пришёл домой с гулянки, сильно пьяный, что стоять было трудно, прилёг на кровать, взял в руки книгу (в моём случае планшет), и затянулся романом.
Что я прочитал?
А прочитал я главу «диссертация Арамиса»
«Д'Артаньян ничего не сказал Портосу ни по поводу его раны, ни по поводу прокурорши. Несмотря на свою молодость, наш гасконец был весьма осторожный юноша. Он сделал вид, будто поверил всему, что ему рассказал хвастливый мушкетер, так как был убежден, что никакая дружба не выдержит разоблачения тайны, особенно если эта тайна уязвляет самолюбие; к тому же мы всегда имеем некое нравственное превосходство над теми, чья жизнь нам известна. Поэтому д'Артаньян, строя план будущих интриг и решив сделать Атоса, Портоса и Арамиса орудиями собственного успеха, был совсем не прочь заранее собрать невидимые нити, с помощью которых он и рассчитывал управлять своими тремя приятелями.»

Я злобно бросил планшет в угол. Я отказывался дальше читать эту ересь! Дюма предал всё, все мои идеалы, все мои жизненные ценности. У него, видите ли, Д'Артаньян решил сделать друзей орудиями собственного успеха. Другими словами, никаких друзей и не было. Всё это было не больше, чем бутафорская пудра.
Да пошёл бы этот Дюма.
Произведение Юнгвальд-Хилькевича куда глубже, куда выше и серьёзнее. Не смотря даже на то, что создавалось, как второсортная теле оперетка. Когда твой друг в крови, алягер ком алягер!
Вот так, а вы говорите, кино…
Мёртвый Фока

История про лоха и фальшивый смартфон

Вчера со мной случилось драматичное событие. Сначала я был весел, радостен и даже мгновение счастлив. А потом от обиды, тоски и злости на себя стал скрести столы и стёкла.
Как можно быть таким дураком?
Но «Лоха нужно разводить» - девиз каждого грамотного человека.
Меня развели.
История вкратце такова.
Близится туманный гендерный праздник 8-е марта. К которому я решил приурочить вручение хорошего подарка. Я решил подарить мощный смартфон. Но жизнь меня поиздержала: денег хватало либо на половину мощного смартфона, либо на целый, но подержанный.
И вот, впервые в жизни, я обратился на avito.
Выбрал смартфон по средней для этого предложения цене. Позвонил, договорился о встрече на утро следующего дня.
Не знаю, как описать дальше, что бы меня не трясло от злости (прежде всего на себя).
Вечером, я изучил вопрос проверки подержанных смартфонов. Как узнать то и проверить это, что нужно сделать, что бы тебя не обманули и т.д. Я всё прочитал, поверьте.
Парнишка боялся садиться в машину, предлагал на улице, или зайти в Макдоналдс, «тем более там можно и вай-фай проверить». Я сказал, что здесь стоянка запрещена, и всё же уговорил его сесть.
Я проверял всё чётко по инструкции. А парень в это время рассказывал о своей судьбе и судьбе телефона, с которой он мало соприкоснулся, так как боялся его испортить на своей тяжёлой работе, и тем более ему «подогнали дешёвый айфон, который не жалко». Я копошился в телефоне, проверял «вай-фай» «3G» и т.д, а парень тем временем засыпал меня вопросами о машине, рассказывал про армию….
Я даже разобрал телефон и проверил (по аккумулятору) не утопленник ли аппарат. Сфотографировал белый лист, что бы посмотреть, не выбиты ли пикселы. Я сделал всё. Честное слово.
Кроме самых простых вещей…
Потому что дурак и лох.
Я заплатил, и мы расстались пожелав друг другу добра, счастья и благополучия. Хороший парнишка. Грамотный.
Смартфон оказался превосходным китайским клоном на процессоре MTK6575. Вместо 13 мегапикселей в камере с одним… Такой смартфон новый стоит дешевле, чем я заплатил за подержанный.
Это подарок для помойки. И средств на подарки больше нет.
Грамотный чувачок (в моей голове) смеётся над лохом в моей груди. А я смотрю на них и скреплю зубами.
И вчера я даже решил таким же способом продать его на этом проклятом avito. И даже купил вторую сим-карту. Но объявление так и не смог разместить. В таком подлом человеке, как я просто напросто не хватило подлости. Не понимаю, как это произошло.