Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Ума палата

Осень будущего

За машиной пришлось тащиться на улицу Боцманская.
Я шагал по мокрому, неровному асфальту, похожему на поверхность ночного моря.
Белёсые брежневские высотки, будто сложенные из застаревших кусков рафинада. Жёлтые мелкие деревья, гордые, словно молодящиеся старухи. Рыхлое, серое небо.
Утро субботы. Пустые дворы. Ни одного человека. Только коробчонки одинаковых машин.
На плешивой, ещё зелёной полянке, на крышке люка кто-то сердобольной морщинистой рукой высыпал крошки хлеба. Десятки чаек с криками, хлопаньем крыльев, толкая друг друга, кружатся, пикируют, прыгают по траве. Пятьдесят лет назад здесь было море, и также чайки верещали над его чёрной водой. А потом жадный человек захапал себе его территорию, чтобы налепить своих удобных, десятиметровых, сахарных квартирок. Чтобы утром субботы лежать в тяжёлом похмельном сне.
И я вспомнил, как тридцать лет назад гулял здесь с братом, когда проводили выходные у бабушки, на Васильевском. Такими же субботними утрами мы бродили по дворам Кораблестроителей и Морской набережной.
Дождь такой мелкий, что похож на воздух. Я дышу коротко и нервно. Как всегда в похмельное утро. Я смотрю на голодных чаек и осень восемьдесят восьмого, которая навсегда застряла между рёбер.
Наконец-то нахожу машину, которую какой-то мудак запрятал между гаражей.
«Здравствуйте, Максим» говорит робот женским елейным голосом, напоминая, что мне не семь лет, и сейчас совсем другое время. Время будущего.
безумный профессор

Прометей, Ридли Скотт. Мне нравятся такие фильмы

Ходил в кино. На этот раз не роботы убивали роботов, а создатели убивали людей. А другая тётка делала себе кесорево сечение – рожала слизняка. А он вылез и стал плевать не по-русски (не удивительно, они ведь все американцы. Все земляне всегда американцы).

А потом хоп-хей-ла-ла-лей. Выбежал чувак похожий на Агутина (только в старости) стал танцевать индийский танец и размахивать секирой. А тётка со шрамом на животе (после кесарева) сказала, что спасёт мир от Агутина, от его хоп-хея. А капитан Негр вызвался стать пулей. Там ещё была женщина - андроид Шарлиз Стерон по имяни Эон Флакс. Она хотела роботизированного секса с капитаном Негром-пулей. Она ему томно сказала «надеюсь, в постели ты не пуля?».

Я всё ждал Индиану Джонса. По логике сюжета он точно должен был появиться. Однако, так и не дождался. Финал картины в моих глазах расфокусировался (это всё из-за пепси –колы. Как известно, пепси-кола крайне вредна, а алкоголь чрезвычайно полезен). Потом и вовсе упал под стул.

Меня разбудила уборщица с мусорным пакетом. Она пыталась меня запихать в этот пакет. Думала, что я мусор. А я вовсе не мусор. Наоборот, я ненавижу динамо москва! 

Ума палата

Роботы

в тёмном зале гремят удары
шипит музыка, роботы убивают роботов.
 
старый юноша с плешивой макушкой
целует в рот свою девочку –
женщину лет сорока
а может двадцати
 
я в темноте с трудом понимаю запахи.
 
металл гремит, стекло рушится
губы шлёпают в губы
роботы убивают роботов.
 
а я сегодня один,
как камешек в луже.
сижу в кино и щупаю прошлое.
 
брызжет вымя. Кровь в стороны.
мне нравятся такие фильмы.
 
когда сердце скулит, и некого взять за руку.
роботы убивают роботов.
а я щупаю прошлое.
и повторяю твоё имя шёпотом.
 
на экране добро любит добро.
роботы убивают роботов.
а небо любит тебя
когда всё кончилось.
 
я съел титры, допил водку.
я вышел на улицу
вдохнул холодных фонарей.
и коченеющую грудь неба.
 
и посмотрел туда,
где роботы убивают роботов.
 
мужик халёный, в платине
со спорт купе «порше»
сажает внутрь молодую, немую куклу,
как из кино.
она открыла рот, накрашенные щели
и плоским взглядом благовея,
ждёт жеста и приказа от суженного на неделю.
 
я голову свернул, прислушался,
где роботы бьют роботов.
взревел мотор болида,
и музыка застолья.
добро всё там, на пелене экрана.
а я один, и здесь
с разбитой дверью «логана»,
чирикаю в блокноте, и слушаю неровный хрип
подбитого мотора.
и собственного сердца,
где роботы убивают роботов.